Добавить в закладки могут только зарегистрированные пользователи.
Брифинг Н.Никифорова о вопросах развития электронных гос. услуг, фонде развития программного обеспечения и электронном паспорте 

30 октября 2014 г. 13:34

28 октября 2014 года Дмитрий Медведев провёл заседание Правительственной комиссии по использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности. По завершении Николай  Никифоров, министр связи и массовых коммуникаций, провел брифинг, где ответил на вопросы о развитии электронных гос. услуг,  фонде развития программного обеспечения и электронном паспорте. Ниже мы публикуем ответы из стенограммы на выборочные вопросы брифинга.

Н.Никифоров:Сегодня состоялось очередное заседание Правительственной комиссии по внедрению информационных технологий с целью улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности. Неслучайно такое комплексное название у правительственной комиссии, потому что она занимается в том числе вопросами перевода оказания государственных услуг в электронный вид и для физических, и для юридических лиц. В декабре 2013 года мы на заседании правительственной комиссии утвердили концепцию, где чётко определили правила перехода к принципиально новому качеству оказания государственных услуг в электронном виде. И в течение 2014 года каждое заседание комиссии было посвящено нескольким конкретным приоритетным видам услуг. Сегодня у нас на повестке были услуги Федеральной налоговой службы, Министерства внутренних дел в части ГИБДД и Фонд социального страхования – это прежде всего услуги с так называемыми электронным больничным и электронным рецептом. Все эти услуги входят в перечень приоритетных, ими пользуются десятки миллионов жителей в год, и мы рассматриваем детальные планы ведомств по их оптимизации. Если говорить о тех достижениях, которые сегодня были отмечены по линии Федеральной налоговой службы, то это значительное упрощение всех электронных процедур, это совершенно новый облик сайта nalog.ru, это подходы к тому, как упростить получение электронной подписи, для того чтобы можно было максимум процедур делать электронно. Сегодня, к примеру, можно даже подать заявку на регистрацию юридического лица в электронном виде и просто уже забрать итоговое свидетельство, подтверждающее эту регистрацию.  Всего электронными услугами Налоговой службы в личном кабинете пользуется более 10 млн жителей нашей страны. Это возможность и проверить свои начисления по налогам, и в том числе подать претензию, если те или иные начисления сделаны ошибочно. Услуги, которые мы сегодня рассматривали в части ГИБДД, – это прежде всего подача документов на оформление водительского удостоверения, некоторые другие виды услуг, связанные с ГИБДД, и здесь тоже ключевой задачей является упрощение процедур, снижение количества требуемых документов и сокращение самих сроков оказания услуг. Очевидно, что это тоже достаточно востребованная услуга в нашей стране.

Кроме того, мы сегодня в целом одобрили концепцию региональной информатизации. Это документ, который описывает наиболее приоритетные направления развития для информационных технологий в каждом субъекте Российской Федерации. Основной акцент сделан на то, чтобы мы сфокусировали свои усилия на важных проектах, прежде всего это образование, медицина, социальные услуги, услуги в сфере транспорта, и не распыляли усилия. Очевидно, что бюджетные возможности ограничены, и нам важно сделать так, чтобы все регионы действовали в рамках единых правил игры, экономили бюджетные средства и быстро добивались результатов.

В том числе подразумевается повторное использование единожды созданных компонентов инфраструктуры электронного правительства – это единый федеральный портал госуслуг, единая система взаимодействия между ведомствами в электронном виде, а также единая система идентификации пользователей. У нас сегодня на едином портале госуслуг зарегистрировано около 12 млн человек, из них около 70% в том числе однозначно идентифицировали свою личность – либо предъявили паспорт, либо какие-то иные документы, удостоверяющие личность. Это даёт им возможность получать широкий набор электронных услуг в электронном виде. И еженедельно мы видим от 100 до 200 тыс. новых регистраций – вот примерно такая сегодня востребованность этих услуг.

Хочу напомнить, что в 601-м Указе Президента Российской Федерации от мая 2012 года поставлен чёткий целевой показатель: к 2018 году 70% населения России должны иметь возможность, должны получать государственные услуги в электронной форме. И это важный целевой показатель, к которому мы шаг за шагом стремимся. По сути, речь идёт о том, что к 2018 году до 100 млн жителей нашей страны должны уже иметь такие идентификационные данные на портале госуслуг и быть его пользователями. Поэтому эту задачу перед собой ставят все федеральные органы власти и в том числе субъекты Российской Федерации.

Вопрос: Николай Анатольевич, вы сказали на заседании про электронный паспорт. В каком сейчас состоянии находится этот проект? Могли бы чуть подробнее по срокам?

Н.Никифоров: Действительно, прорабатывается вопрос выдачи не бумажного, а уже электронного в форме пластиковой карточки с электронным чипом паспорта (по желанию гражданина, это не обязательная норма) в четырёх пилотных регионах: это Севастополь, Республика Крым, Ростовская область и Краснодарский край. Как вы понимаете, они территориально друг другу близки, граничат друг с другом.

Планируется, что это будет происходить в 2015 году, предварительно где-то с середины года, и основная задача здесь – перейти на более эффективный, более современный способ идентификации человека, более современный вид удостоверения личности. В том числе плюсом является наличие квалифицированной электронной подписи как базовой функциональности этого документа, или идентификационной карты, если можно так её назвать. Это позволит всем получившим такой электронный паспорт без каких-то дополнительных уже затрат получать полноценные услуги в электронной форме, подписывать документы, которые будут иметь юридическую значимость.

В частности, один из вопросов, которые мы сегодня рассматривали на правительственной комиссии, касался определённой дополнительной стоимости за оформление квалифицированной электронной подписи, той, которую могут использовать юридические лица, в частности, для взаимодействия с налоговой службой, подписания документов, сдачи отчётности. В случае оформления электронного паспорта, по сути, эта квалифицированная электронная подпись уже будет стандартом, атрибутом нашего удостоверения личности. Таким образом, мы сможем действительно в короткий промежуток времени задействовать десятки миллионов жителей страны как потенциальных пользователей электронных услуг, для них не будет уже никаких барьеров и препятствий – бери и пользуйся, это заранее будет предусмотрено.

Вопрос: Это будет как-то дублироваться бумажным паспортом?

Н.Никифоров: Предполагается, что будет у человека только одна из форм удостоверения личности, то есть либо это бумажный паспорт, к которому мы все привыкли за многие-многие десятилетия, либо это уже то самое новое электронное удостоверение личности. Ещё раз повторю, что на этапе пилотного проекта это необязательная норма. Человека просто может заказать это по заявлению, но в случае выдачи электронного удостоверения личности бумажный паспорт будет уже изъят и аннулирован, и уже идентификация личности будет происходить по этому документу. На нём будет фотография, фамилия, имя, отчество, дата рождения, некоторые другие базовые, скажем так, идентификаторы человека, поэтому в том числе возможно будет его, скажем так, неэлектронное использование, можно будет просто показать как некий документ, защищённый документ – там будет достаточно много элементов защиты, предполагается, что производство их будет происходить на Гознаке. Поэтому и как физический носитель, и, самое главное, как электронный носитель квалифицированной электронной подписи эту карточку, этот электронный документ можно будет применять.

Вопрос: Уже кто-то разрабатывает необходимое для этого программное обеспечение?

Н.Никифоров: Конечно, подготовка ведётся. Не хотелось бы пока анонсировать конкретных исполнителей. Проект прорабатывается Федеральный миграционной службой и Минкомсвязью России. На те или иные компоненты будут объявлены соответствующие, в том числе конкурсные, процедуры. Но одна из задач, которую мы ставим, – чтобы это всё-таки был российский чип, российская технология. У нескольких предприятий здесь есть задел, и для нас важно обеспечить определённую конкурентную среду. То есть в идеале чтобы и у чипа, и у многих других элементов… Чтобы, может быть, за исключением элементов защиты, которые делает Гознак, по остальным элементам инфраструктуры была конкуренция. Если будет только один поставщик, то это всегда будет источником технических проблем и потенциально повышенной стоимости изделия. Нам важно обеспечить конкуренцию. Собственно, таким путём мы шли и по проекту загранпаспорта с биометрическими данными.

Вопрос: Повсеместное внедрение этих паспортов когда будет?

Н.Никифоров: По итогам пилотного проекта. Всё-таки здесь важно отработать все элементы взаимодействия, ведь с этим документом столкнутся уже и полицейские, которые идентифицируют личность, и сотрудники ГИБДД, и сотрудники учреждений здравоохранения. Это может быть применено в том числе и в транспорте для оказания тех или иных платёжных услуг, если этого пожелает гражданин, во многих других сферах. Я думаю, что изменится процедура регистрации на рейс в наших аэропортах и так далее и так далее. Цель пилотного проекта – отработать все способы применения.

Кроме того, хочу отдельно отметить, что подразумевается использование инфраструктуры универсальной электронной карты, которая создавалась во всех регионах Российской Федерации и которая будет полностью совместима, собственно, с применяемым электронным удостоверением личности. Нам очень важно обеспечить переход, вот этот эволюционный переход, от отдельной универсальной электронной карты к полноценному документу, удостоверяющему личность.

Вопрос: Этот пилотный проект на сколько по срокам запланирован?

Н.Никифоров: Я думаю, что пилотный проект должен продлиться в течение двух лет, для того чтобы были отработаны все необходимые вопросы взаимодействия, прежде всего с заинтересованными федеральными, региональными структурами, в том числе надеемся на широкое использование электронного удостоверения личности и во многих других сферах, не связанных с госуслугами.

Вопрос: Николай Анатольевич, скажите, пожалуйста, готово ли предложение по созданию фонда поддержки отечественного программного обеспечения и по-прежнему ли наполнение его будет за счёт отмены льгот по НДС? 

Н.Никифоров: Мы действительно рассматриваем такой вариант – отмену льготы по НДС на лицензионное программное обеспечение. В то же время этот вопрос находится в стадии согласования. Здесь не должно быть каких-то, знаете, таких резких решений. Этот вопрос обсуждается в том числе и с представителями индустрии. Главное здесь даже не конкретные формы источника финансирования, а определение чётких направлений, разработка какого программного обеспечения должна быть поддержана со стороны государства, для того чтобы в пятилетней-семилетней перспективе российские разработчики действительно имели очень серьёзный технологический задел, для того чтобы полноценно выступать игроками на мировом рынке. Нельзя это сводить к задаче импортозамещения, это задача гораздо более высокого порядка, это задача создания масштабного технологического задела. Очень часто я сравниваю этот пример с нашими стратегическими инвестициями в авиацию, к которым можно по-разному относиться, но тем не менее этот стратегический задел в Российской Федерации есть и отсутствует у большинства стран. Примерно такого рода усилия сегодня требуются отрасли программного обеспечения, в связи с тем что её роль чрезвычайно высока. Поэтому продолжаем согласование и предложения по источнику финансирования, продолжаем дискуссию с ведущими российскими разработчиками программного обеспечения и считаем, что нам удастся найти сбалансированный комплекс мер по этому вопросу.

Вопрос: А кто будет управлять – Минсвязи, «Ростехнологии»? Кто будет распоряжаться деньгами фонда?

Н.Никифоров: Я думаю, здесь всё-таки стоит дождаться решения об источнике финансирования, потому что исходя из того, какой это будет источник финансирования, мы увидим, какая здесь правильная требуется модель. Мы выступаем за то, чтобы это были субсидии разработчикам. На наш взгляд, это самый правильный подход, когда государство не вмешивается в бизнес. Всё-таки отрасль информационных технологий и вообще телекоммуникаций развивалась всегда благодаря тому, что государство никак не вмешивалось в их работу. Нужно создавать условия, а не заниматься, скажем так, ручным управлением. Наша задача здесь – определить понятные правила игры и предоставить субсидии. Самое главное здесь – это долгосрочность, потому что, несмотря на кажущуюся простоту информационных технологий, всё это сложнейшие инженерные проекты, которые длятся годами.

Вопрос: Какие ещё источники обсуждаются, кроме НДС? Вы сказали, что разные источники пока обсуждаются…

Н.Никифоров: Изначально предполагался вариант отдельного целевого сбора, но мы практически сразу остановились на том, что введение отдельного вида сбора – это достаточно неэффективно, это сложно администрировать, это просто усложняет условия ведения бизнеса в нашей стране, и нужно использовать все действующие механизмы. Когда проанализировали существующую структуру рынка и увидели, что примерно из 3,5 млрд долларов объёма рынка программного обеспечения… Неслучайно я даже привожу в долларах, потому чт. Вот когда это проанализировали, пришли к выводу, что в общем-то та льгота, которая сегодня действует, носит достаточно странный целевой характер, потому что, по сути, облегчает приобретение зарубежного импортного программного обеспечения. Поэтому мы считаем, что здесь всё-таки нужно более внимательно отнестись к этому вопросу и найти правильный баланс между, с одной стороны, налоговым бременем и, с другой стороны, условиями, которые это создаёт для дальнейшего развития отрасли.

Направлений, по которым необходимо отрасль развивать, мы видим примерно пять-семь. Хочу отдельно их обозначить: это системы управления базами данных, которые сегодня есть во всех информационных системах, будь то государство или банки; это клиентские операционные системы – то, что мы сегодня видим в наших смартфонах, планшетах, настольных компьютерах; это серверные операционные системы – то, что установлено в дата-центрах, где обрабатываются все наши данные, и на популярных интернет-сайтах, и в тех же самых госструктурах; это системы, связанные с так называемой геоинформационной системой, где обрабатываются пространственные данные – это важно для каждой страны, это важно и для государства, и для бизнеса; это системы, связанные с работой с документами и взаимодействием людей – это и системы электронной почты, проведения аудио- и видеоконференций, планирования нашей работы, и традиционные офисные приложения, где мы готовим наши документы, ведём базовые расчёты, готовим презентации. Вот это весь приоритетный набор софта. Где-то есть достаточно серьёзные заделы с точки зрения открытого программного обеспечения, но если посмотреть именно на корпоративный рынок, на то, что покупают российские компании, российские госкомпании, российские госзаказчики, зарубежные компании, то очевиден достаточно серьёзный разрыв между обычным пакетом программного обеспечения с открытым кодом и коммерческими серьёзными продуктами, на которые могут положиться серьёзные заказчики в своих критичных информационных системах. Именно этот разрыв нужно преодолеть. Действительно, бессмысленно пытаться все эти программные продукты написать с нуля.

Тем не менее нужны достаточно серьёзные коллективы инженеров-программистов. Если речь идёт о серьёзных индустриальных решениях, то речь о тысячах инженеров-программистов по каждому направлению, которые как раз и должны получить, на наш взгляд, долгосрочную поддержку в виде субсидирования государством. Это должны быть компании, которые устойчиво работают на рынке уже много лет, имеют большие коллективы, имеют реальные опыты экспорта таких продуктов. Вот, собственно, эти правила игры и предстоит выработать с отраслью.

Вопрос: Вы уже выработали меры защиты Рунета в случае отключения?

Н.Никифоров: Да, конечно, такой план существует, но это всегда некий процесс, потому что угрозы и наши ответы этим угрозам, так сказать, всегда совершенствуются. Поэтому мы проводим консультации с нашими коллегами, в частности коллегами из стран БРИКС, для того чтобы сообща отстаивать позицию, что критичные элементы инфраструктуры интернета не должны зависеть от каких-то внешних деструктивных воздействий. Есть совершенно конкретные технические сценарии, которые позволяют даже в случае внешнего деструктивного воздействия национальным сегментам Сети устоять. Здесь нет каких-то ограничений, связанных с трансграничным обменом трафиком. Все эти организационные меры спокойно реализуются внутри страны. Конечно, мы год за годом, шаг за шагом будем такие меры реализовывать.

Спасибо.


Тип: Статьи

 (3,51 - оценили 1 чел.)

Комментарии
  • Сохранить комментарий
  • Цитировать выделенное
  • Предпросмотр