Журнал о системах электронного документооборота (СЭД)

Комментарий к Федеральному закону "Об информации, информационных технологиях и о защите информации"

  0 комментариев Добавить в закладки

Андрей Рихтер

Принятый Государственной Думой 8 июля 2006 года Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» («Собрание законодательства РФ», 31.07.2006, № 31 (1 ч.), ст. 3448) пришел на смену действовавшему до него закону со схожим названием — «Об информации, информатизации и защите информации» (от 20 февраля 1995 года № 24-ФЗ). (Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, № 8, ст. 609.) Если верить Пояснительной записке, то законопроект вносился на основании Плана действий по выработке мер, необходимых для ратификации Конвенции Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных от 28 января 1981 г.

Прежний закон неоднократно критиковался за наличие пробелов, декларативность и бездейственность его норм. Но новый закон оказался еще лаконичней прежнего и не ввел никаких механизмов повышения его действенности. В нем по-прежнему подтверждается конституционная свобода «поиска, получения, передачи, производства и распространения информации любым законным способом» (ст. 3), однако не предусмотрены реальные гарантии этой свободы.

Предполагалось, что принятие законопроекта позволит достичь следующих целей:

1) устранение имеющихся пробелов и противоречий, в частности, приведение понятийного аппарата и механизмов регулирования в соответствие с практикой применения информационных технологий, в том числе, определение понятий «информационная система», «информационно-телекоммуникационная сеть», «электронное сообщение» и др.;

2) решение актуальных проблем, которые обозначил опыт существования Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации» (например, определение правового статуса различных категорий информации, регулирование создания и эксплуатации информационных систем, установление общих требований к использованию информационно-телекоммуникационных сетей);

3) создание необходимой правовой основы для реализации конституционных прав граждан, защиты общественных и государственных интересов в сфере использования современных информационных технологий;

4) уточнение закрепленных в действующей редакции подходов к регулированию различных категорий информации.

Что касается устранения имеющихся пробелов и создания необходимой правовой основы для реализации конституционных прав граждан, то, например, положения закона о плате предоставляемой гражданам информации, вместо общего принципа бесплатности услуги по предоставлению гражданам содержащейся в органах власти информации, собранной на средства самих этих граждан (в виде налогов) — с определенными исключениями из него, устанавливают принцип платы за такую информацию с двумя исключениями. Одним из них стала такая «важная» новелла как требование бесплатного доступа к сайтам органов государственной власти и органов местного самоуправления (пп. 1, п. 8, ст. 8).

Решение актуальных проблем заключается, видимо, в норме п.3 статьи 10, в соответствии с которой при использовании для распространения электронных писем лицо, распространяющее информацию, обязано обеспечить получателю информации возможность отказа от такой информации. Таким образом, мы все теперь сможем отказаться от Интернет-спама, отвечая на каждое рекламное предложение. Вот только насколько это средство будет эффективно?

В статье 9 («Ограничения доступа к информации») закон ушел и от введения принципа, принятого в цивилизованных странах мира: ограничения должны быть четко установлены законом, быть необходимыми в демократическом обществе и пропорциональными целям защиты. Другими словами, ограничения права на доступ к информации должны быть оспоримыми, они могут быть признаны в установленном порядке недействующими в случае преобладания общественного интереса в разглашении информации

Закон «благоразумно» переложил заботу о регламентации условий предоставления информации, предоставляемой в обязательном порядке, на Правительство Российской Федерации или соответствующие государственные органы, то есть на заинтересованные в максимальной здесь волоките органы (п.4 ст. 14).

Положительным явлением можно признать то, что новый закон подтвердил, что профессиональная тайна, т.е. информация, полученная гражданами при исполнении ими профессиональных обязанностей или организациями при осуществлении ими определенных видов деятельности (профессиональная тайна), подлежит защите в случаях, если на эти лица федеральными законами возложены обязанности по соблюдению конфиденциальности такой информации (п.5 ст.9). Тем самым, с учетом положения ст. 41 Закона о СМИ, возникает еще одно основание считать видом такой тайны профессиональную тайну журналиста — со всеми вытекающими из этого последствиями.

Новый закон, как и прежний, продекларировал, что нарушение его требований влечет за собой дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Несмотря на продолжающуюся закрытость от граждан государственных ресурсов и тотальную открытость сведений о гражданах на «черном рынке» информации нам неизвестно о случаях наступления такой ответственности по прежнему закону. Возникают сомнения в эффективности и «новых старых» норм. Одна из причин таких сомнений — отказ законодателя от принятой повсеместно в Европе и мире практики учреждения специального органа по контролю над соблюдением информационного законодательства, своего рода информационного омбудсмена с широкими полномочиями. Вот вам и учет требований европейских конвенций!

Наконец, загадкой остается признание утратившим силу Федерального закона от 4 июля 1996 года № 85-ФЗ «Об участии в международном информационном обмене» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 28, ст. 3347). Этот закон был столь же декларативным, как и закон «Об информации, информатизации и защите информации», но он хотя бы закреплял те или иные полезные принципы. При этом новый закон не касается сферы международного информационного обмена вовсе.

Источник: Институт проблем информационного права

Похожие записи
Комментарии (0)
Сейчас обсуждают
Больше комментариев