Журнал о системах электронного документооборота (СЭД)
Государство и электронный документооборот

"Нам необходима концепция информатизации здравоохранения в России"

  0 комментариев Добавить в закладки

Ольга Павлова

Главными целями традиционно проводимого в апреле ежегодного международного форума MedSoft, по мнению его организаторов, являются формирование единого информационного пространства в сфере разработки и применения медицинских информационных технологий, помощь медицинским учреждениям в вопросах выбора и использования компьютерных систем и решение вопросов информационной совместимости, стандартизации и интеграции медицинских информационных систем (МИС). Проводимые в рамках данного мероприятия конференция и выставка являются позволяют проанализировать конъюнктуру рынка медицинских ИКТ и представляют собой место для продвижения разработок на этот рынок. Эти и многие другие вопросы, связанные с разработкой и использованием ИТ-систем, повышением их качества и проблемами внедрения ИТ в здравоохранение, президент Ассоциации Развития Медицинских Информационных Технологий (АРМИТ) и председатель оргкомитета 6-го форума MedSoft-2010 Михаил Эльянов обсудил в беседе с научным редактором PC Week/RE Ольгой Павловой.

PC Week: Чем предстоящее мероприятие отличается от прошлогоднего?

Михаил ЭльяновМихаил Эльянов: К настоящему времени для участия в выставке уже зарегистрировалось почти 80 компаний: несмотря на кризис, у нас растёт количество участников. Даже в прошлом году было только на три компании больше, чем в предыдущем, и в итоге в мероприятии участвовала 71 компания. При этом фирмы стали брать более обширные площади под свои экспозиции. То есть отношение к данному мероприятию у них серьезное, а не по принципу «лишь бы обозначиться».

PC Week: Можно ли рассматривать MedSoft в качестве индикатора сегодняшнего рынка медицинского ПО?

М. Э.: Думаю, что да. Выставка MedSoft демонстрирует явное доминирование медицинских информационных систем. Нельзя сказать, что это плохо. Ведь комплексная автоматизация медицинских учреждений позволяет установить на столе у каждого врача или другого медицинского работника компьютер, с которого они могут вводить необходимую информацию. Слабое место этих систем заключается в том, что большинство из них практически не «привязаны» к датчикам медицинской информации. Вся информация из медицинских приборов должна бы поступать туда, а вот именно этого на сегодняшний день и нет. Исключение составляют лабораторные системы и решения, связанные с обработкой изображений (ультразвук, рентген, флюорография, компьютерная томография и др.), многие из которых стыкуются с МИС. Но и они, к сожалению, не столь повсеместно распространены — на сегодняшний день это под силу только крупным медицинским организациям.

Причем нельзя сказать, что причина такого разрыва связана с какими-либо технологическими сложностями. Проблема совместимости является одним из тех вопросов, где должны быть установлены правила игры, т. е. определены протоколы информационного обмена.

На мой взгляд, есть два варианта разрешения данной ситуации: либо государство в отношении МИС определяет правила игры, либо на рынок выходит какая-нибудь одна суперкомпания, которая является самой сильной и ее правила становятся стандартом де-факто.

С сожалением можно констатировать, что в нашей стране государству в лице Минздравсоцразвития до этого совершенно нет дела, хотя его представители в один голос говорят о стандартизации. И в то же время у нас нет на сегодняшний день такого лидера, который мог бы навязать свою волю всем остальным участникам рынка. Компаний огромное количество, систем очень много, и дожидаться, пока всё это образуется само собой, придется очень долго. Есть, конечно, ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения, но это не совсем та структура, которая в состоянии справиться с поставленной задачей.

PC Week: В качестве одной из ключевых тем Medsoft заявлена защита персональных данных. А в чем, собственно говоря, заключается проблема с выполнением требований ФЗ №152?

М. Э.: Прежде всего, должен сказать, что я не большой специалист в данном вопросе. Но мне как начальнику компьютерного отдела крупного диагностического центра хочется получить информацию о том, что мне предстоит сделать для соблюдения требований ФЗ № 152, во что мне это обойдется и что мне грозит, если я этого не сделаю. Потому что на сегодняшний день я не знаю ни одного официального документа, который был бы предназначен именно для сферы медицины и доступным языком рисовал картину того, что предстоит: кто и как будет делать, кто и что будет проверять.

И с учётом такой неготовности многие надеются, что либо вступление этого закона в силу опять перенесут, либо в него будут внесены такие поправки, которые сделают переход более мягким или же смягчат требования.

До настоящего времени здесь есть целый ряд вопросов, которые в принципе непонятно, как решить — например, что делать с нозологическими регистрами. Скажем, в онкологическом регистре хранится список людей с онкологическими заболеваниями, позволяющий вести за этими людьми наблюдение, решать вопросы расходования лекарственных средств и т. д. Как отделить эти данные от фамилий? А если отделить, то не ясно, что тогда с ними делать. Эти вопросы задавали представителям Минздравсоцразвития и, в частности, директору Департамента информатизации министерства Олегу Симакову — например, на заседании рабочей группы в Российской академии медицинских наук, но вразумительных ответов так и не получили.

PC Week: Какие еще актуальные вопросы будут обсуждаться на форуме?

М. Э.: На мой взгляд, большое внимание будет уделено созданию концепции информатизации здравоохранения в России. Сегодня без нее у нас нельзя обойтись. Надо четко определить, куда мы движемся и чего хотим. Медикам необходимо понимать: либо это государственная политика, и тогда следует вкладывать средства в информатизацию, либо это очередной лозунг, и, значит, надо просто переждать, а деньги потратить на что-нибудь полезное, скажем, на медицинскую технику (пусть и не первой необходимости).

Подготовкой такого документа, с моей точки зрения, должно заниматься профессиональное сообщество, а дело Минздравсоцразвития — организовать его обсуждение и проверку и после того, как все вопросы будут согласованы, придать ему официальный статус.

На практике всё оказывается несколько иначе. Разработка данной концепции должна была осуществляться в рамках одного из конкурсов, на который были выделены определенные деньги. И работа вроде бы даже пошла, в частности была предпринята попытка представить вариант концепции в Российской академии медицинских наук, но до этого дело так и не дошло. И приходится с сожалением констатировать, что ничего такого, что можно было бы обсуждать, так и не появилось.

В бизнесе людей не надо агитировать, зачем им нужна компьютеризация. Несомненно, там тоже всегда есть свои pro и contra, поскольку кому-то требуется прозрачность, а кому-то — нет. Но, допустим, если сейчас сказать, что в банковской сфере можно обойтись без компьютеризации, то такого человека могут посчитать за ненормального. А в здравоохранении очень многие руководители говорят: да мы без этих компьютеров всю жизнь жили и будем жить. Так, год назад с небольшим проводилась одна медицинская конференция, посвященная диспансеризации. Это то направление, куда пошли большие деньги. Представители Минздравсоцразвития рассказывали, сколько они людей обследовали, сколько услуг оказали, сколько денег потратили. Однако на вопрос, в чем же заключается результат диспансеризации помимо потраченных денег и посчитанных услуг, никто даже слова сказать не смог. Хотя в диспансеризации есть такой важный показатель, как процент впервые выявленных заболеваний. Весь мир работает на раннее выявление и профилактику заболеваний, но у нас такая задача ставится, как правило, только на словах.

PC Week: Какие еще важные проблемы информатизации российского здравоохранения вы бы выделили?

М. Э.: Здесь следует выделить электронный документооборот. Я считаю, что он не получит широкого распространения до тех пор, пока под него не будет подведена соответствующая законодательная база. Денег в такое дело можно вкачивать хоть до бесконечности, но, несмотря на это только 5—6% медицинских учреждений будут у себя что-то делать, а в районных поликлиниках и других ЛПУ всё останется, как и прежде.

Вообще здесь, не боясь быть обвиненным в подхалимаже, я хотел бы отметить, что у нас в стране то разумное, что происходит в плане информатизации, в значительной степени происходит благодаря Президенту России. Но, несмотря и на это, воз в значительной степени и ныне там. Нам сплошь и рядом показывают откровенные «потемкинские деревни». Может быть, здесь нет негативного смысла, а есть просто незнание вопроса. Так, некоторое время назад показывали сюжет о визите Президента Медведева в некую больницу Краснодарского края, где ему демонстрировали электронные истории болезни и говорили о полном отказе от бумаги. Но это же нереально! Не могут они отказаться от бумажных документов, поскольку, как известно, традиционная (бумажная) медицинская карта — это юридический документ «для прокурора». В этой больнице наверняка используется самый распространенный вариант — «полуторная» компьютеризация, когда все данные вводятся в компьютер, а часть их распечатывается, вручную подписывается врачами и подшивается в карту.

Еще один важный вопрос — компьютерные регистратуры. Как театр начинается с вешалки, точно так же регистратура предполагает создание банка данных. Именно с этого и надо начинать информатизацию медицинского учреждения. К сожалению, очень многие вендоры предлагают ЛПУ приобретать только крупные МИС на 20—30 компьютеров и более. В противном случае такая сделка им не интересна. Но, во-первых, это очень большие деньги. Во-вторых, главный врач обычно хочет понять, с чем он вообще имеет дело. То есть было бы желательно иметь возможность начать с малого, посмотреть, как это работает, и только потом наращивать систему. И наконец, третий момент: важно не только посмотреть, кто это будет делать, но и как это будет развиваться. А у нас картина такая: либо всё, либо ничего. К сожалению, при таком варианте и получается ничего.

PС Week: Существует еще проблема сертификации медицинских ИТ-решений, о чём вы упоминали ранее...

М. Э.: Да, такая проблема есть. АРМИТ создала систему добровольной сертификации, которая уже год как функционирует. Нужно отметить, что вот тут как раз и чувствуется кризис — «лишних» денег ни у кого нет. Хотя несколько компаний у нас сертификацию уже прошли, и еще несколько находятся в этом процессе.

Но самое главное — никто по большому счету эти сертификаты не требует. В свое время был издан приказ, предписывающий организациям приобретать за бюджетные деньги только сертифицированные программные продукты. Но на практике этот контроль никем не ведётся.

Известно, что существует как обязательная, так и добровольная сертификация. Для первой согласно Закону о техническом регулировании должно быть очень четко прописано, что и как должно быть сертифицировано. Сюда относятся системы, от работы которых зависят жизнь и здоровье людей, и поэтому вопрос необходимости их сертификации не обсуждается (хотя перечня таких направлений до сих пор нет). Но если мы говорим об “обычной” информационной системе, предназначенной, допустим, для регистратуры ЛПУ, то речь идет только о добровольной сертификации. В настоящее время такая сертификация в значительной степени даёт лишь конкурентное преимущество разработчикам, которые просто говорят, что их система создана в соответствии с такими-то стандартами. Её могут потребовать, а могут и нет. Тем не менее, я считаю, что сертификация будет развиваться, и никуда мы от этого не уйдем.

В целом я смотрю в будущее с большим оптимизмом, но с каким же трудом все это дается…

PC Week: Спасибо за беседу.

 

Источник: PC Week, 5 апреля

Похожие записи
Комментарии (0)
Сейчас обсуждают
Больше комментариев