Журнал о системах электронного документооборота (СЭД)
Нормативные документы и правовые аспекты

Политика кнута и кнута

  1 комментариев Добавить в закладки

Павел Протасов

«Проверки на лицензионность» установленных в организациях программ умеют проводить не только в России. В США, например, этим занимается Business Software Alliance, организация, образованная производителями программных продуктов для защиты своих прав. И, разумеется, одной из ее функций является вышибание денег из тех, кто эти права нарушил. Поскольку в «альянс» входят такие популярные производители, как Microsoft, Adobe и Symantec, без работы его представителям сидеть не приходится: пиратят много и часто. Однако в последнее время «борьба за права», ведущаяся BSA, вызывает все больше и больше нареканий. Но не только из−за размера «компенсаций», который составляет, как правило, несколько тысяч долларов.

Деля пользователей на «хороших» и «пиратов», правообладатели бывают слишком категоричны, ведь «пиратом» можно стать и помимо воли: лицензионные соглашения зачастую бывают так запутанны, что без консультанта не разобраться. А проверяющим от BSA все равно, кого объявлять «пиратом»: того, кто не платил вовсе, или того, кто заплатил, но «неправильно пользовался программой».

Еще одним способом нарваться на незаслуженный штраф является покупка подержанных компьютеров. Предыдущий владелец вполне может не отформатировать диск, и все ранее установленные программы останутся на нем. Во сколько их оценить - зависит все от той же BSA. Вдобавок при подсчете стоимости «пиратских» программ их производители, скажем так, себя не обижают: стоимость считается по максимуму, а вдобавок еще и удваивается. Например, каждый компонент Microsoft Office обычно считают порознь и по самой высокой цене.

Кроме того, представители «альянса» при проверках часто требуют подтверждения лицензионности программы - коробки с ПО или лицензионного соглашения. А они вполне могут быть утеряны: в отличие от россиян, законопослушные американцы софт действительно покупают, но пользуются им не до выхода новой версии, а до тех пор, пока его возможностей достаточно. Но даже если все атрибуты легальности имеются в наличии, правообладателей вполне может не устроить источник происхождения программы.

При этом представители BSA предпочитают «окучивать» мелкие организации, утверждая, что именно там находятся рассадники пиратства. Хотя существует мнение, что такая тактика просто более рентабельна в материальном плане, к тому же крупные жертвы не пожалеют денег на адвоката. В общем, согласно исследованию поведения BSA в естественной среде, подготовленному агентством Associated Press, почти девяносто процентов «компенсаций», собранных альянсом, получено от представителей малого бизнеса. Спрос, ясное дело, рождает предложение, и появляются фирмы, обучающие «соблюдению лицензионной чистоты», а кое−где (например, в Англии) этим занимаются сами компании, представляющие правообладателей.

Раньше BSA объявляла периоды «амнистии», когда «легализоваться» можно было свободно, без риска подвергнуться наказанию. Сейчас эта практика постепенно сошла на нет, зато возросло количество акций, в ходе которых работники призываются «заложить босса», если в организации используется пиратский софт. Вероятно, пряники закончились...

Часто такие действия охранителей приводят к тому, что попавшие под каток законности зарекаются иметь дело с продукцией членов BSA. Так, например, произошло с фирмой Ernie Ball, производящей музыкальные инструменты. Ее глава Стерлинг Болл (Sterling Ball) пообещал никогда не пользоваться Windows, «даже если для этого придется купить десять тысяч абаков», - и успешно перешел на Linux.

Читатели «Компьютерры», вероятно, уже провели параллели с российскими реалиями. У нас, правда, роль BSA невелика: с пиратством борются в основном наши, доморощенные организации. В остальном все так же: запутанные лицензионные соглашения, нарушение которых приводит к «контрафактности» программы (хотя соглашения частенько регламентируют то, что лежит за рамками законов об авторском праве). Достаточно вспомнить знаменитое дело Поносова, при обсуждении которого в эфире «Эха Москвы» тогдашняя глава Microsoft Ольга Дергунова упрекала обвиняемого в том, что он не знает, «как правильно управлять таким сложным активом, как программное обеспечение». Все те же «наезды» на мелкие организации с требованием предъявить «лицензионные наклейки». И та же оценка «по максимуму»: опять вспоминаем дело Поносова, где стоимость «ущерба» подсчитывали отнюдь не по цене «образовательных» лицензий («Справочник», используемый для подсчета в подобных случаях, никаких цен, кроме «коробочных», не содержит).

Вдобавок возможность взыскания двукратной стоимости произведений - это не вымогательство: компенсация в таком размере предусмотрена отечественным законом об авторском праве. Правда, кое в чем американцам повезло, у них взыскание «ущерба» чаще происходит в рамках гражданского судопроизводства. А отечественные «правообладатели» предпочитают не мелочиться и сразу возбуждать уголовные дела.

Источник: Компьютерра, 03 декабря 2007 года

Ещё материалы автора
Похожие записи
Комментарии (1)
Андрей Подкин 19 декабря 2007 г. 16:44  

На самом деле такие организации (кроме BSA можно вспомнить RIAA или MPAA) больше интересуют деньги, чем соблюдение законности. Они даже могут сами нарушать лицензии, если эти лицензии являются некоммерческими (например, GPL) и за нарушение этих лицензий не последует иск об упущенной выгоде.

Сейчас обсуждают
Больше комментариев