Журнал о системах электронного документооборота (СЭД)
Платформы построения ECM

Таинственные формулы прогресса

  0 комментариев Добавить в закладки

Виктор Шепелев

Летом 1975 года в коридорах исследовательского центра Xerox PARC, где шла работа над компьютером Alto, стало неожиданно многолюдно. В учреждение внезапно зачастили родственники, друзья, знакомые и соседи работавших в центре исследователей. Они являлись по несколько раз, временами даже выстраивались в очереди. Все эти люди приходили вовсе не повидаться с близкими - а «в гости» к текстовому процессору Bravo 3.

70-80-е: Что ты видишь?

Bravo - первый текстовый редактор, работавший по принципу WYSIWYG (What You See Is What You Get - что видишь, то и получишь), в котором картинка на экране выглядела очень близко к тому, что будет напечатано на листе бумаги - со всеми шрифтами, отступами, выравниваниями и т. п. Первые версии Bravo разрабатывала команда Кароля Симония (или Чарльза Саймони в американском произношении - того самого Саймони, что придумал венгерскую нотацию, был крупной шишкой в Microsoft, а недавно летал в космос). Эти версии были очень быстрыми, но и очень неудобными. К счастью, в специалистах по эргономике недостатка не было, и в разработке Bravo 3 приняла участие команда Ларри Теслера (того самого, что придумал, помимо прочего, иконки и контекстные меню, а сейчас - вице-президент Yahoo по юзабилити). Теслер и Тим Мотт к тому времени уже давно работали над «максимально естественным интерфейсом для текстового редактора» (рабочее название - Gypsy), месяцами пропадая в издательстве Ginn & Co. и наблюдая за работой наборщиков, верстальщиков и прочих «потенциальных пользователей» (название «cut and paste» для перетаскивания кусков текста в редакторе - результат именно этих исследований). Разработанный Теслером и Моттом интерфейс, в принципе, был тем самым интерфейсом текстового процессора, который мы знаем и по сию пору: иконки, управление мышью и отсутствие режимов (в Bravo был режим ввода текста и режим ввода команд, между которыми нужно было переключаться).

В результате Bravo 3 (то есть быстрый WYSIWYG-движок Bravo + человечный интерфейс Gypsy) и стал первой программой, к которой «в гости» зачастили простые люди (даже не «пользователи» еще, а просто - люди): набирать и печатать протоколы собраний, брошюрки, объявления и прочую повседневную макулатуру. [Видимо, важную роль в такой популярности сыграл еще один свежесозданный компонент системы Alto - лазерный принтер.] Это было объединение и победа двух концепций: отображения, ориентированного на «неподготовленного пользователя»; и управления, ориентированного на него же. Над схожими задачами работал в ту пору весь Xerox PARC, но, по хорошо известным причинам, глобальный приход «программ для просто человека» был отложен.

Это произошло десять лет спустя, с появлением сначала Apple Macintosh, а затем - Windows. Главным текстовым процессором для обеих систем сразу стал, и по сию пору остается, Microsoft Word - основанный на Bravo 3, который «ушел» из Xerox вместе с Чарльзом Саймони (Ларри Теслер, кстати, тем временем очутился в Apple).

Редакторы текста существовали задолго до Bravo/ Word и концепции WYSIWIG; специализированные не-WYSIWIG-редакторы (программистские, научные и т. п.) живут и здравствуют по сию пору. Тем не менее «ан масс» любые тексты (от записки в три строки до рукописи книги) создаются и редактируются именно в Word’е и его клонах. Тем же правилам «очевидности отображаемого» и «простоты действий» следуют вообще все современные массовые программы, начиная от операционных систем [интересно заметить, что во времена DOS WYSIWYG-редактор Word так и не сумел нанести решающего поражения не-WYSIWYG-редактору WordPerfect], - то поколение софта, которое изменило мир в конце 80-х - начале 90-х. Правило, на основании которого создавалось «нечто новое», было одно: при компьютеризации любой деятельности главное - сохранить максимально привычное и понятное окружение. На этих условиях мир был согласен меняться.

Заметим, что сегодня, когда огромная часть человечества уже привыкла ко множеству софтовых метафор и понятий, когда подросток без труда осваивает интерфейс телефона из сорока вложенных менюшек, - сегодня это правило себя почти исчерпало. Это подтверждает и новый весьма спорный интерфейс Microsoft Office 2007, который Якоб Нильсен определил как What You Get Is What You See, подразумевая, что новый Офис сразу предлагает готовые типовые решения оформления и верстки, а не требует кропотливо создавать оформление, тыкая по кнопочкам. Общепризнанной революции (пока?) не случилось, но от прежних идеалов мы уже отходим.

За историческую справку спасибо книге: Steve Lohr, «Go To: The Story of the Math Majors, Bridge Players, Engineers, Chess Wizards, Maverick Scientists and Iconoclasts - The Programmers Who Created the Software Revolution».

90-е: На Что ты указываешь?

В ноябре 1990-го года в Париже состоялась негромкая и по тону минорная конференция. Там собрались специалисты по гипертексту: одни делали программные гипертекстовые системы для различных отраслей, другие были учеными-теоретиками. Общее настроение было несколько растерянным: в эпоху бурления компьютерных технологий гипертекст воспринимался рынком весьма холодно, как некая игрушка, слишком сложная для массового использования. Лишь немногие из собравшихся с оптимизмом смотрели в будущее.

Одним из оптимистов был молодой англичанин - он пытался найти соратников для реализации глобальной задумки: объединить весь мир в единую гипертекстовую систему при помощи компьютерных сетей. У него была идея и видение: он мечтал о программе для редактирования и отображения гипертекста. Такие программы у многих имелись, но все они были ориентированы на небольшие локальные системы, в которых фрагменты текста и все ссылки между ними хранятся в едином файле, что позволяло контролировать целостность ссылок и корректность всей системы. Идея англичанина этим людям казалась безумием, антинаучной фантазией.

В конце концов, первый браузер и редактор для новорожденного веба Тиму Бернерсу-Ли пришлось писать самому. Он победил. Большинство участников той конференции переквалифицировались в управдомы.

Гипертекст как способ представления данных в информационных системах предложил еще Ваневар Буш в 1945 году. Придумали название и сформировали основные концепции Тед Нельсон и Дуг Энгельбарт в 60-х. То есть к началу 90-х, к интернет- (он же веб-) буму, гипертекст казался вполне устоявшейся областью, со своими теоретиками и практиками, лидерами и аутсайдерами.

Победа идей гипертекста в форме веба была безоговорочной. Как некогда исследователи в Xerox PARC, ученые в прото-вебе вдруг обнаружили, что «к ним ходят простые люди». Подробности, если позволите, напоминать не стану, лучше поговорим о причинах.

С одной стороны (со стороны «читателя»), здесь была все та же простота «ткни мышью (в ссылку) - получишь результат». С другой - и это было новым, без дураков, открытием Бернерса-Ли, - снисходительность. Снисходительность к формату - браузер попытается отобразить любую страничку, сверстаную неумелой домохозяйкой, если обнаружит хоть какие-то следы HTML-разметки. А главное - что и позволило строить глобальную систему, - снисходительность к целостности, к тому, куда указывают ссылки. То есть можно поставить ссылку на уже/еще/вообще не существующую страницу, и ни веб в целом, ни браузер не рухнет, и даже не поморщится.

В отличие от предыдущего периода, здесь речь уже шла не о компьютеризации привычной деятельности, а о создании чего-то принципиально нового. И мантра здесь новая: прощай ошибки. Так что веб - система весьма христианская по духу.

Этот принцип простоты и всепрощения актуален и по сию пору. Вики и блоги - плоть «нового веба» - со старыми «системами управления контентом» соотносятся примерно так же, как сам Веб - с научными гипертекстовыми разработками.

За историческую справку спасибо книге: Tim Berners-Lee, «Weaving the Web».

2000-е: С кем ты говоришь?

Наконец, совсем коротко о недавнем - о том, что большинство из нас, надеюсь, застало и отследило.

Первая Web 2.0 Conference состоялась в 2004 году. С тех пор, несмотря на множество разъяснительных статей (и даже, кажется, уже и книг), споры о том, что же такое этот самый пресловутый «2.0», не утихают. Впрочем, в некоторых общих моментах спорщики все же могут согласиться. Во-первых, понятие это громкое, чуть ли не революционное. Во-вторых, никаких радикальных изменений софта за вебдванулем не стоит (в том смысле, что «вот эта конкретная программа - это точно ОН»). Но все же некоторый качественный переход - пусть хотя бы только в маркетинге - состоялся, с этим можно согласиться. В чем же он?

Бессмысленно оценивать еще не завершившийся период истории. Но мое предположение таково: количество в качество перешло в той области, которую зачастую (не вполне верно) называют «социальным софтом» [не вполне верно - потому что цель истинно «социального» софта - сформировать связи внутри коллектива, типа «каждый с каждым», а не «каждый - со всем миром»], но правильнее бы назвать - система типа «податливый мир». Это означает - система, в которой множество пользователей взаимодействует не каждый с каждым, но каждый - со всем целым; при этом у каждого складывается впечатление «участия в чем-то большом и важном, где мой вклад, тем не менее, заметен и существенен». Для построения такой системы, да чтобы она гармонично развивалась и жила, понадобятся и технологии соответствующие, и идеологическая-(модераторская) составляющая, и общий настрой - то, что англо-американцы зовут mindset.

А конкретным примером такого вот «социального проекта», между прочим, является само понятие «Веб 2.0» - с правильно собранным сообществом сочувствующих и участвующих, с поддерживающими технологиями и информационными теориями, актуальными на тот момент (AJAX, фолксономия, блоги), с идеологическим уклоном (открытость, простые стандарты и т. п.). Вполне успешный проект, следующий простому принципу: дай участнику ощущение собственной значимости.

За историческую справку спасибо собственной памяти автора, которая ему покуда не изменяет.

 

Источник: Компьютерра Online

Ещё материалы автора
Похожие записи
Комментарии (0)
Сейчас обсуждают
Больше комментариев