Добавить в закладки могут только зарегистрированные пользователи.
Виртуализация в России: "меньше шума, больше дела" 

Андрей Колесов23 сентября 2010 г. 12:57

Андрей Колесов

Развитие сегмента средств виртуализации в целом проходит в полном соответствии с расширенным вариантом закона Hype-Real Cycle, описывающим изменение со временем общественного интереса к новым технологиям и уровня их реального применения (рис. 1).

Рис. 1. Жизненный цикл технологий: публичный интерес и реальное применение

Рис. 1. Жизненный цикл технологий: публичный интерес и реальное применение

Однако в отличие от SOA, использование которой пока заметно отстает от прогнозов трех-четырехлетней давности и перспективы которой пока все же не очень четко просматриваются, в отношении виртуализации можно сказать однозначно: публичный ажиотаж вокруг темы заметно спадает, но сфера использования этих средств стремительно растет, что в полной мере можно описать поговоркой «меньше шума, больше дела».

Серверная виртуализация

В последние годы вопросы виртуализации концентрировались практически исключительно на проблематике консолидации серверов. Это направление, безусловно, продолжает развиваться, причем как в плане расширения количества заказчиков, так и по глубине проникновения виртуализации в ИТ-инфраструктуру предприятий. Данная тенденция просматривается вполне очевидно, и потому можно полностью согласиться с анализом IDC, в котором осенью 2009-го констатировался переход российского рынка средств виртуализации от этапа «Изучение возможностей» к стадии расширенного использования, от виртуализации отдельных серверов к созданию виртуальных сред на уровне ЦОДа.

Интересы заказчиков быстро смещаются к построению комплексной виртуальной инфраструктуры и управлению ею. Чисто внешне это выражается в том, что сам термин «гипервизор», который был хитом в статьях на тему виртуализации в 2007—2008-м, за последний год практически исчез из публикаций СМИ. В то же время все более значительную роль на данном рынке начинают играть компании, которые не занимаются гипервизорами, но имеют очень солидные позиции в области управления ИТ-инфраструктурой (в первую очередь это HP, IBM). С накоплением опыта применения виртуализации у заказчиков повышается доверие к данной технологии, вследствие чего заметно ускорился процесс переноса критически важных для бизнеса приложений и сервисов и начинают осваиваться динамические модели использования виртуальных сред вместо статических.

Однако несмотря на то, что виртуализация уже давно признана ведущим направлением развития платформенных ИТ, все же надо понимать, что процесс формирования этого сегмента (в плане проникновения данной технологии в ИТ-системы заказчиков, с одной стороны, и расстановки сил на рынке, с другой) еще очень далек от завершения. Достаточно сказать, что хотя многие предприятия уже применяют серверную виртуализацию (может быть, их даже большинство), её уровень (доля виртуальных серверов в серверной инфраструктуре), по разным оценкам, не превышает 15—20%. При этом следует учитывать, что виртуализации подвергаются в первую очередь наименее критически важные для бизнеса задачи.

Тут нужно обратить внимание на то, что хотя сфера виртуализации уже много лет находится в поле внимания ведущих мировых аналитиков, до недавнего времени эксперты явно избегали делать традиционные количественные оценки позиций вендоров, в лучшем случае называя объем рынка в целом. Ситуация с исследованиями изменилась лишь в середине этого года: в мае Gartner впервые представила свой «магический квадрант» рынка серверной виртуализации (рис. 2).

Рис. 2. Магический квадрант рынка средств виртуализации серверной инфраструктуры архитектуры x86

Рис. 2. Магический квадрант рынка средств виртуализации серверной инфраструктуры архитектуры x86

 

Комментируя этот отчет, мы уже отмечали, что даже общая оценка ситуации четко показывает незавершенность формирования рынка и, более того, ставит под сомнение правомерность самой постановки вопроса о существовании данного ИТ-сегмента как самостоятельной части рынка платформенного ПО.

Вроде бы квадрант показывает, что VMware создала отрыв с таким запасом прочности, что говорить о серьезной конкуренции с ней не приходится. Но все же борьба за первенство еще впереди, и главными конкурентами VMware будут Microsoft и Oracle. И не только потому, что это крупные платформенные поставщики. Дело в том, что они предлагают иные (отличные от VMware) стратегии развития виртуализации и пытаются играть на этом поле не по правилам VMware, а по своим собственным.

Напомним, что VMware считает виртуализацию самостоятельным сегментом инфраструктурного ПО, который должен отодвинуть традиционные ОС на второй план или даже вовсе убрать за ненадобностью. Microsoft придерживается прямо противоположного мнения, рассматривая виртуализацию лишь в качестве части ОС. Ну а Oracle делает ставку на виртуализацию не ПО вообще, а своего ПО в первую очередь. Во главу угла ставятся приложения (разумеется, свои собственные), а виртуализация рассматривается как средство их поддержки.

Тут полезно вспомнить, что такое виртуализация применительно к ИТ. Ведь все ИТ изначально построены на принципе виртуализации вычислительных процессов, и получается, что виртуализационные технологии — это что-то вроде «масла масляного». Однако этот парадокс разрешается, если принять во внимание вот такую формулировку, найденную еще несколько лет назад в одной из энциклопедий: «Виртуализация в ИТ — это средства, расширяющие возможности традиционной ИТ-архитектуры». Отсюда следует неожиданный вывод: как только эти средства становятся традиционным элементом ИТ-архитектуры, они перестают относиться к категории виртуализации.

Виртуализация ПК

Как известно, применение средств виртуализации для компьютеров архитектуры x86 начиналось в конце 1990-х с ПК. Серверные технологии появились спустя два-три года и быстро вышли вперед с точки зрения востребованности рынком, отодвинув проблематику ПК на задний план. Однако во второй половине 2009-го стал заметен рост интереса к виртуализации персональных компьютеров. Можно найти целый ряд причин такой тенденции. В первую очень, конечно, надо сказать о ряде объективных моментов, таких как повышение общего уровня доверия к виртуализации в сочетании со стремлением заказчиков снизить операционные затраты и обеспечить работу расширяющегося круга мобильных пользователей. Но кроме того следует обязательно отметить и такой фактор, как начало массового перехода предприятий на Windows 7, что требует решить проблему поддержки в этой ОС унаследованных приложений.

Нужно отметить, что виртуализация ПК — это очень непростое техническое направление, и его ни в коем случае нельзя рассматривать как некий «упрощенный» вариант серверных технологий. Более того, во многих аспектах виртуализация персональных систем намного более сложна по сравнению с серверами. И это видно хотя бы по тому, что проблематика виртуализации ПК включает несколько различных (зачастую пересекающихся) организационно-технических направлений.

Но чтобы разобраться во всем этом многообразии, можно выделить два основных варианта: клиентский и серверный.

Первый в самом общем виде заключается в том, что все вычисления производятся на самом ПК (в том числе полностью автономном), во втором случае — на сервере, а рабочая станция (или даже точнее — оконечное пользовательское устройств) выполняет только функции пользовательского интерфейса. Классический способ реализации первого варианта — это те самые клиентские виртуальные машины, с которых и начиналась x86-виртуализация (пионер этого направления VMware WorkStation представлена сейчас версией 7.0). Второй вариант — это архитектура Virtual Desktop Infrastructure (VDI), которая уже давно находится в зоне внимания ИТ-общественности.

Не будем сейчас углубляться в другие виртуализационные решения для ПК, только отметим, что среди них много разных подходов и комбинаций (например, виртуализация приложений, управление клиентскими виртуальными машинами с сервера).

Принципиальное различие тут заключается в том, что клиентская виртуализация нацелена на «исправление» недостатков настольной ОС, прежде всего в плане поддержки унаследованных приложений, надежной работы прикладных программ, в то время как цель VDI — сокращение затрат на ИТ и поддержка мобильных сотрудников компаний. Из этого понятно, что клиентская виртуализация все же больше связана с решением проблем тактического характера, в то время как VDI можно отнести к категории стратегических.

Сам термин VDI появился на ИТ-рынке несколько лет назад, и многие вендоры уже тогда заявляли о наличии у них VDI-решений. Однако до недавнего времени вопрос перспективности данного направления оставался отрытым: ведущие аналитики говорили о практическом отсутствии спроса со стороны заказчиков. Однако в 2009 г., похоже, произошел довольно решительный перелом в отношении рынка к VDI: процесс внедрения этой архитектуры «пошел», причем и в мире, и в России. Среди причин этого можно назвать совершенствование самих VDI-решений, повышение пропускной способности и надежности Интернета, а также потребность компаний в сокращении операционных расходов (в целом считается почти доказанным, что VDI не дает экономии капитальных затрат).

Наглядным отражением перспективности VDI стала, в частности, существенная коррекция позиции Microsoft в этом вопросе. Если раньше корпорация постоянно подчеркивала свое скептическое отношение к данной технологии (хотя и имела в своем арсенале такие средства), то в марте 2010-го она объявила намерении существенно усилить свою активность в направлении VDI. Примечательно, что для успешной борьбы с VMware в этой сфере Microsoft пошла на расширенное сотрудничество со своим давним стратегическим партнером, компанией Citrix.

Весьма показательно, что именно вопросы VDI были в центре внимания прошедших в Москве весной 2010-го конференций всех трех главных игроков рынка — VMware (она провела специальное мероприятие только по этой тематике с представлением целого ряда реализованных в России проектов), Microsoft и Citrix. Отметим также возросшее число публикаций в СМИ о практическом опыте применения VDI.

От виртуализации к облакам

Одно из наиболее заметных отличий последнего года от предыдущих в России — начало и все более активный переход от чисто виртуализационной тематики к облачным делам (Cloud Computing). Фактически еще весь 2009—й представители западных вендоров избегали слова «облака» в своих презентациях и местных новостях, объясняя это очень просто: «Не нужно пугать и путать заказчиков, пусть они сначала к виртуализации привыкнут». Все это было хорошо заметно по публикациям в профессиональных СМИ: облака в статьях и новостях присутствовали уже постоянно, но в основном это были рассказы не о наших местных делах, а о зарубежных. Внешне это выглядело даже довольно забавно: создавалось впечатление, что один и тот же вендор (например, VMware или Microsoft) у себя дома и у нас — это две разные компании…

Кажется, первой решилась выйти за «виртуализационные» рамки в России VMware, которая осенью прошлого года раскрыла планы (уже давно объявленные на Западе) перехода к облачным технологическим моделям. Еще раз отметим: облачная стратегия VMware нацелена не просто на то, чтобы реализовать идею аутсорсинга вычислительных ресурсов, а на решение глобальной для себя задачи занять со своей vSphere доминирующее положение на уровне программной инфраструктуры, оттеснив традиционные ОС на второй план (или даже вовсе обойтись без них). Парадоксально, но при этом VMware предлагает заказчикам сугубо эволюционный путь перехода в облако путем переноса в виртуальную среду приложений (в виде виртуальных аплаенсов), которые потом можно свободно переносить между серверами (в том числе из внутренних серверов предприятия во внешние).

В этом году об облаках заговорили (в нашей стране; у себя дома они толковали об этом уже давно) и все остальные поставщики средств виртуализации. Как обычно, самым слышным стал голос Microsoft, которая представила свое видение перехода в облачное «завтра» весной на своей первой в России публичной конференции по виртуализационной тематике. Такая миграция должна выполняться в виде трех основных шагов: от традиционного ЦОДа к публичному облаку (рис. 3), и в этой схеме нужно обратить внимание на очень важный этап перехода от виртуализированного ЦОДа к частному облаку (некоторые другие эксперты ставят знак равенства между этими понятиями), заключающийся в одном принципиально важном моменте — использовании сервисной модели во взаимоотношениях между ИТ-подразделением и бизнесом.

Рис. 3. Эволюция ЦОДа

Рис. 3. Эволюция ЦОДа

При этом Microsoft сформулировала ряд советов по подготовке к внедрению облачных систем: 

●   внедряйте виртуализацию;

●   используйте масштабируемое оборудование в ЦОДе;

●   используйте единую систему управления для физических и виртуальных ресурсов; 

●   выстраивайте процессы взаимодействия внутри ИТ-отдела и работы бизнес-пользователей с ним; 

●   проектируйте ИТ-сервисы с учетом архитектуры пулов ресурсов.

Однако нужно отметить, что технологии виртуализации непосредственно покрывают лишь базовую часть облачной тематики, ту сферу облака, которая относится к категории IaaS (инфраструктура как сервис). И хотя в ближайшей перспективе практическая работа российских предприятий с Cloud Computing скорее всего будет сосредоточена в направлении IaaS, тем не менее уже в наступающем деловом сезоне платформенные вендоры начнут психологическую подготовку заказчиков к будущему использованию модели PaaS (платформа как сервис).


Тип: Статьи

 (3,60 - оценили 5 чел.)

Комментарии
  • Сохранить комментарий
  • Цитировать выделенное
  • Предпросмотр