Журнал о системах электронного документооборота (СЭД)
Государство и электронный документооборот

Искореняя цифровое неравенство

  1 комментариев Добавить в закладки

http://www.onehardware.it/wp-content/onehardware.it_uploads/2007/11/olpc.jpgСергей Бушмелев, ИТ-аналитик компании DIRECTUM

Словосочетание «электронное правительство» прочно вошло в обиход, и, кажется, вот-вот переберется с газетных передовиц в нашу повседневную жизнь. Согласно Википедии, под электронным правительством понимают «такой способ предоставления информации и оказания уже сформировавшегося набора государственных услуг гражданам, бизнесу, другим ветвям государственной власти и государственным чиновникам, при котором личное взаимодействие между государством и заявителем минимизировано и максимально возможно используются информационные технологии[i]». В зависимости от участвующих субъектов, выделяют следующие виды взаимодействия:

●  G2C (Government-to-Citizen) между государством и гражданами,

●  G2B (Government-to-Business) между государством и бизнесом,

●  G2G (Government-to-Government) между различными ветвями государственной власти,

●  G2E (Government-to-Employees) между государством и государственными служащими.

Всем, кто занимался организацией электронного правительства - юридически значимым электронным документооборотом между различными государственными структурами, обращениями граждан - не понаслышке знакомы связанные «отраслевые» проблемы. Это и отсутствие взаимодействия между разными ведомствами, и очень приблизительное представление государственных структур о менеджменте крупных ИТ-проектов, и недостаточная проработанность правовой и методологической базы. Но в данной статье речь пойдет о другой группе проблем, связанных с управлением взаимодействия государства и его населением: учет обращения граждан, организация многофункциональных сервисных центров, оказание населению государственных и муниципальных услуг.

В приведенной классификации взаимодействие между государством и его гражданами не случайно поставлено на первое место: без активного взаимодействия с населением «электронное правительство» рискует стать «правительством в изгнании». Обращение граждан в государственные и муниципальные органы, гарантированное им Конституцией[ii], с использованием информационных технологий, оказание населению различных услуг в электронном виде станет реальностью не только тогда, когда органы государственной власти и местного самоуправления создадут необходимую для оказания таких услуг инфраструктуру, но и когда у большинства населения будет возможность «электронными услугами» воспользоваться. Строго говоря, отсутствие у граждан возможности вести «электронный диалог» с органами власти не означает прямое нарушение их конституционных прав: создание электронного правительства не подразумевает отмену «традиционных» способов обращения, например, путем личного обращения, по почте или по телефону. Но отсутствие возможности обратиться к органам власти в электронном виде подразумевает, что у граждан нет возможности решить свои проблемы оперативнее, без ненужных неудобств, не тратя свое время на ожидания в очередях, на путешествия из одного учреждения в другое. Эти различия в возможностях граждан являются проявлением такого социального явления, как цифровое неравенство.

Что считать цифровым неравенством

Сразу скажем, что термины «цифровое неравенство» или «цифровой разрыв» (в англоязычной литературе digital divide) в литературе трактуются по-разному[iii]. Чаще всего под цифровым неравенством понимается неравный доступ к информационным технологиям, разделение на тех, кому эти технологии доступны, а кому нет, деление на «информационно богатых» и «информационно бедных». ЮНЕСКО считает проявлением цифрового неравенства наличие на карте мира стран, где информационные технологии развиты и доступны гражданам и стран, или даже целых регионов, где уровень развития информационных технологий низок и большинство населения не имеет к ним доступа. Другие исследователи считают, что цифровое неравенство, это социально-экономическаий феномен, являющийся следствием разницы в уровне дохода, грамотности и образования, степени развития определенных навыков, различия в сфере бизнеса, культуры, законодательства. Мы тоже будем рассматривать цифровое неравенство, как сложное социально-экономическое явление, имеющее множество форм:

●  Региональное или территориальное неравенство. Оно выражается в разделение мира на регионы, где информационные технологии доступны большинству населения и где нет. Границы информационно богатых и информационно бедных регионов практически совпадают с границами индустриально развитых регионов (Северная Америка, Западная Европа, развитые страны Юго-Восточной Азии) и стран «третьего мира» (Африка, Азия, Южная Америка). Другим проявлением регионального неравенства является разная степень информатизации отдельных регионов внутри страны, деление ее на «информационно богатые» индустриальные регионы и «информационно бедные» сельские, малонаселенные или труднодоступные территории.

●  Социальное неравенство.  Выражается в одновреенном присутствии в обществе социальных групп, которые активно используют информационные технологии, и групп, которые не могут себе этого позволить по причине низкого дохода, недостатка образования и культуры, отсутствия необходимых навыков, ограниченных физических возможностей, в силу преклонного возраста.

Данное деление достаточно условно, ибо в жизни чаще невозможно выделить какую-то одну главную причину и сосредоточиться на решении одной проблемы. Но все же оно позволяет понять, что цифровое неравенство является следствие разных причин, и, соответственно, потребуется целая система мероприятий, чтобы бороться с «информационной бедностью».

Всем миром

Призывы бороться с цифровым неравенством раздаются с самых высоких национальных и международных трибун: Организации Объединенных Наций[iv], ЮНЕСКО[v]. Примерами международных усилий являются программы World Links[vi], One Laptop Per Child (OLPC)[vii]. Данные программы направлены на обучение населения развивающихся стран навыкам работы на компьютере, знакомству с информационными технологиями, создание доступного компьютера XO. Первоначально программа OLPC была направлена на развивающиеся страны Африки, Азии, Южной Америки, но впоследствии к ней выразили интерес и относительно развитые страны.

Если говорить о национальном уровне, то даже такие страны «большой восьмерки», как Великобритания признаются в наличии проблемы цифрового неравенства. Премьер-министр страны Гордон Браун анансировал[viii] программу стоимостью 300 миллионов фунтов стерлингов, предусматривающую раздачу миллиону беднейших британских семей ваучеров на покупку компьютерной техники и подключению к Интернет номиналом до 700 фунтов. Эта программа является развитием инициативы школьного министра Джима Найта, предусматривающей выделение 30 миллионов фунтов на подключение к сети Интернет школьников из малообеспеченных семей. Находящиеся в оппозиции консерваторы считают, что принимающихся мер недостаточно, и что нужны еще большие усилия[ix]. По мнению выступившего на партийной конференции в Бирмингеме Джереми Райта, деньги, сэкономленные на переводе оказываемых государством отдельных услуг в электронный вид, должны идти на преодоление цифорового неравенства.

Наверное, для России будет интересен опыт стран, находящихся на примерно одинаковом информационном развитии и решающих сходные проблемы. Примером такой страны может служить Греция[x]. Население этой страны также состоит как из жителей развитых индустриальных центров, так и большого числа обитателей сельской глубинки.

Обязанности государства по обеспечению равного доступа граждан к информационным технологиям заложены в Конституции. Статья 5А (2) Конституции гласит: «Все граждане имеют право участвовать в Информационном Обществе. Обеспечение доступа к информации, передаваеммой в электронном виде, равно как и производство, обмен и распространение этой информации является обязанностью государства». Существует программа «Электронная Греция», в рамках которой предусмотрен целый комплекс мер по преодолению цифрового неравенства. Поскольку уровень проникновения Интернета в стране остается достаточно низкий, одним из приоритетных направлений является развитие широкополосного доступа: ADSL, Wi-Fi, кабельных сетей Metropolitan Area Broadband Networks. Другой значимой инициативой является предоставление студентам-первокурсникам, участникам программы Национальных Школьных Экзаменов 2006 года и входящих в число 20% абитуриентов, получивших наивысший балл при поступлении, приобрести персональный компьютер со скидкой до 500 Евро. Также страна присоеденилась к программе OLPC, изначально предполагавшейся для стран третьего мира. Также программа развития предполагает создание центров обслуживания граждан, при помощи которых местные жители, не имеющий компьютера или доступа в Интернет, скажем, могут отправить электронную налоговую декларацию.

Россия, вперед!

В России территориальное неравенство выражено достаточно ярко. По данным Российского Центра Информационных Технологий (РОЦИТ), в 2007 году соотношения скорости доступа и цены на услугу неограниченного доступа к Интернет были такими[xi]:

 

Город

Скорость

Средняя стоимость

Москва

1 Мбит/с

167 руб./месяц

Владивосток

128 Кбит/с

1300 руб./месяц

Челябинск

256 Кбит/с

1200 руб./месяц

Краснодар

512 Кбит/с

1300 руб./месяц

 

Такая диспропорция объясняется прежде всего тем, что региональным провайдером приходится платить Ростелекому за траффик до крупного регионального узла, где проходит магистральный канал, то есть стоимость услуги для потребителя определяется в большей степени стоимость «последней мили» для провайдера. Другой причиной является относительно низкая в регионах конкуренция интернет-провайдеров.

Федеральная целевая программа «Электронная Россия» также предусматривает содействие «развитию телекоммуникационной инфраструктуры и возможностей подключения к открытым информационным системам для граждан и хозяйствующих субъектов, а также существенно повысить качество предоставляемых услуг в этой области[xii]». Кроме этого, программа предполагает и множество других направлений. Среди них выделим развитие телекоммуникационной инфраструктуры и создание общественных пунктов подключения к открытым информационным системам. Просто процитируем текст программы:

«Для решения этих задач Программой предусматриваются мероприятия по двум направлениям:

●  содействие развитию общей телекоммуникационной инфраструктуры страны,

●  создание пунктов подключения к общедоступным информационным системам.

Реализация мероприятий первого направления будет обеспечиваться преимущественно путем снижения административных барьеров и снятия ограничений для предпринимательской деятельности, повышения конкуренции и создания благоприятных условий для притока иностранных инвестиций в сферу ИКТ.

Мероприятия второго направления планируется осуществлять путем финансирования (в том числе долевого) за счет средств федерального бюджета развития пунктов подключения к общедоступным информационным системам органов государственной власти, бюджетных и некоммерческих организаций».

Что касается первого пункта, то тут эксперты не столь оптимистичны: в принятом недавно законе «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение…» телекоммуникационная отрасль определена как стратегическая, так что сюда доступ иностранцам тоже ограничен. «Защищая естественные отечественные монополии в регионах, мы исключаем конкуренцию, а значит, сохраним высокие цены на услуги и не решим главную задачу - ликвидацию «цифрового разрыва», - считает Марк Твердынин, председатель правления РОЦИТ[xiii].

К счастью, в последнее время эта ситуация стала исправляться. Появление альтернативных операторов, приход в регионы крупных межрегиональных и национальных игроков заметно снизили потребительские цены на Интернет-подключение. Также стоит отметить появление в регионах большого числа Wi-Fi точек доступа, а также первые робкие предложения организации Интернет-доступа при помощи технологии Wi-Max.

Что же касается создания пунктов подключения, то здесь слово за регионами. Например, в Удмуртской Республике общественные пункты подключения создаются на базе почтовых отделений, бюджетных организаций, а также путем создания системы открытых компьютерных классов и пунктов подключения к сети Интернет в образовательных учреждениях[xiv]. В Ханты-Мансийском автономном округе ЦОДы регулярно работают на базе общедоступных библиотек, молодежных информационных центров, почтовых отделений, интернет-клубов, компьютерных классов в поселковых школах и т. д. В ноябре 2007 года пункты общественного доступа были впервые открыты и на избирательных участках[xv].

Некоторые исследователи считают, что создание центров общественного доступа не решает напрямую проблему цифрового неравенства. Если просто наплодить таких центров, поставить там технику, подключить ее к Интернету, а потом сесть, сложа руки, и ждать, пока проблема «цифрового неравенства» решится сама собой, то да, так просто этот социальный недуг не одолеть. Нужно проделать еще огромную работу по популяризации таких центров, проводить обучение населения. Собственно, центр – это место, где гражданам должны уметь оказать «информационную помощь»: помочь отправить запрос в орган власти, найти необходимую информацию. Соответственно, возникает новая задача: укомплектование центров общественного доступа персоналом, способным проводить обучение, помочь, если человек не знаком с информационными технологиями.

С другой стороны, создание центров не отменяет других направлений. Так, например, студенты вузов и учащиеся школ, имеющих собственные программы развития или участвующие в региональных и национальных программах, на время обучения получают ноутбуки или нетбуки.

Резюме

Цифровое неравенство – сложное социально-экономическое явление, оно может рассматриваться как на международном уровне, когда целые регионы не имеют адекватного  реалиям современного мира уровня доступа к информационным технологиям, так и на национальном, когда отдельные части страны, различные социальные группы выпадают из информационного общества. Сложность и многоуровневость явления диктуют такой же сложный и многоуровневый подход к решению этой проблемы. Это и ликвидация «информационной безграмотности», развитие телекоммуникационной инфраструктуры, помощь малообеспеченным слоям населения в приобретении вычислительной техники, создание пунктов общественного доступа. Наверно, невозможно решать эту проблему в отрыве от решения базовых социально-экономических задач: повышения уровня благосостояния населения, качества общего и специального образования, уровня занятости населения.



[i] Свободная энциклопедия «Википедия», http://ru.wikipedia.org/wiki

[ii] Конституция Российской Федерации, ст.33

[iii] Dr. Assafa Endeshaw “Intellectual Property and the Digital Divide”, Journal of Information, Law and Technology, http://www2.warwick.ac.uk/fac/soc/law/elj/jilt/2008_1/endeshaw

[iv] United Nations Information and Communication Technologies Task Force, http://www.unicttaskforce.org

[v] UNESCO outlines strategy to combat digital divide, http://portal.unesco.org/en/ev.php-URL_ID=6060&URL_DO=DO_PRINTPAGE&URL_SECTION=201.html

[vi] Сайт международной программы World Links, http://www.world-links.org/

[vii] Сайт OLPC, http://laptop.org/en/

[viii] Computing.co.uk, Brown announces £300m plan to bridge the digital divide,  http://www.computing.co.uk/computing/news/2226703/brown-announces-300m-plan

[ix] Computing.co.uk, Tories call for more action on digital divide,  http://www.computing.co.uk/computing/news/2227120/tories-call-action-digital

[x] Ioannis Iglezakis “The development of E-Governance and the issue of digital inclusion in Greece with particular regard to the constitutional right of e-participation”,  Journal of Information, Law and Technology, http://www2.warwick.ac.uk/fac/soc/law/elj/jilt/2008_1/iglezakis/

[xi] Финам.RU, В России пытаются победить "цифровое неравенство",  http://www.finam.ru/analysis/forecasts00B2F

[xii] Сайт ФЦП «Электронная Россия», http://www.e-rus.ru/site.shtml?id=15

[xiii] Финам.RU, В России пытаются победить "цифровое неравенство", http://www.finam.ru/analysis/forecasts00B2F

[xiv] Республиканская целевая программа "Электронная Удмуртия (2003 - 2010 годы)", http://www.eregion.ru/programs/18/e-udmurtia/

[xv] Наталья Маслова, «Долой «цифровое неравенство»!», «Российская Федерация» № 12, 2008, http://www.russia-today.ru/2008/no_12/12_IT_01.htm

Источник: ECM-Journal.ru

Ещё материалы автора
Похожие записи
Комментарии (1)
Александр Дунаев 12 декабря 2009 г. 17:53  

"...кто занимался организацией электронного правительства - юридически значимым электронным документооборотом между различными государственными структурами, обращениями граждан - не понаслышке знакомы связанные «отраслевые» проблемы. Это и отсутствие взаимодействия между разными ведомствами, и очень приблизительное представление государственных структур о менеджменте крупных ИТ-проектов, и недостаточная проработанность правовой и методологической базы...". Вот она СУТЬ. Знаете, Сергей, на этом фоне решение т.н."цифрового неравенства" это даже не комар, а молекула на теле слона. Как ее смахнуть Вы ответили. Спасибо. 

Сейчас обсуждают
Евгений Кочуров 20 марта 2017 г. 07:49  
Юрий Зерин 18 марта 2017 г. 19:18  
Сергей Бушмелев 15 марта 2017 г. 22:47  
Елена Истомина 15 марта 2017 г. 13:08  
Сергей Бушмелев 15 марта 2017 г. 10:46  
Больше комментариев