Добавить в закладки могут только зарегистрированные пользователи.
Анатолий Миклашевич: катализатором развития межкорпоративного ЭДО станут государственные структуры 

Павел Овчинников11 июля 2013 г. 15:37

Редакция ECM-Journal обсудила ключевые темы развития межкорпоративного электронного документооборота с Анатолием Миклашевичем, исполнительным директором некоммерческого партнерства «Разработчики и Операторы Систем Электронных Услуг» (РОСЭУ).

Источник фото: Klerk.ru

ECM-Journal: В прессе и в профессиональном сообществе в последнее время идет речь о том, что для роуминга рынок еще не созрел: абоненты не «пинают» операторов, а самим операторам пока не хочется тратить на роуминг ресурсы. Как на самом деле обстоят дела с роумингом?

Анатолий Миклашевич: Примерно полтора года назад, когда мы приступали к разработке технологий по роумингу, казалось, что эта тема очень ожидаемая. И, как только будет создан необходимый документ, все реально начнут с ним работать. На практике оказалось немного не так: сразу никто не стал работать с роумингом. На мой взгляд, есть несколько причин, почему этот процесс сдерживается.

Во-первых, в разработке документа участвовали все основные операторы документооборота. Это говорит о том, что все понимают, что рано или поздно этот документ понадобится, роуминг будет запущен. А далее каждый крупный участник, имея свою сеть клиентов и строя обмен между ними, уже больше не спешит создавать роуминг с другими операторами. Есть рычаги, когда с помощью своих крупных клиентов оказывают давление на более мелких участников обмена, вынуждая их вступать в свою сеть. Здесь вполне понятный чисто финансовый интерес, который выступает как объективный сдерживающий фактор.

Во-вторых, многие из операторов документооборота, создавшие свою систему обмена, не доработали свои программные средства под принятый документ. Многие начали эту работу, но она еще далека от завершения, и тестовые испытания не проведены. У нас реальный обмен документами произошел лишь между двумя операторами, у других проходят испытания, но завершить эту работу мешают разногласия компаний во взглядах на то, какие задачи в компании первичны, а какие вторичны. Часть компаний проводили тестирование обмена, после чего стали дорабатывать свои программы более детально. Но для них все-таки приоритетно сделать софт сначала для обмена в своей сети, а уже потом переходить к роумингу.

ECM-Journal: А что может стать стимулирующим импульсом для обмена? Все-таки сам бизнес к этому придет или надо ждать стимула со стороны государства?

Анатолий Миклашевич: Крупные компании, особенно иностранные, знают, как это происходит на западе, понимают, что рано или поздно роуминг появится у нас. И такие компании первыми начали дорабатывать свои учетные системы, подгонять их под электронный документооборот. Они пытаются стимулировать операторов, особенно в этом заинтересованы крупные сетевые компании с большим объемом документов. 

Но пока большую часть таких задач операторы стараются закрыть за счет своих внутренних сетей. Часто случается так, что небольших поставщиков вынуждают приобретать средство обмена, которое уже используется крупной сетевой компанией. И, по сути дела, обмен документами происходит уже внутри одного оператора документооборота.

Тем не менее появляется тенденция самостоятельности небольших компаний-поставщиков. Зачастую они являются поставщиками нескольких сетей, у которых могут быть разные сервисы. Вот тогда они и начинают требовать роуминг. Также вопросы о запуске роуминга начинают звучать более активно на разных собраниях среди операторов и их клиентов.

Но действительным катализатором развития таких процессов являются государственные структуры. Конечно, налоговым службам тоже нужно время, они создают свой софт по приему счетов-фактур в электронном виде, все наработки тоже нужно проверять, тестировать. Думаю, что налоговая служба введет обязательное предоставление счетов-фактур в электронном виде для крупных компаний, потом для средних, а как только закроют уровень компании с численностью 150–500 человек, процесс уже пойдет. То же самое происходило и с налоговой отчетностью, и отчетностью в пенсионный фонд.

Подпись: Сейчас система рассчитана больше на ручное управление, а нам нужно, чтобы она работала в автоматическом режиме, когда начнется массовый обмен.

ECM-Journal: Как будет развиваться технология роуминга? Видите ли вы какую-то альтернативу или придерживаетесь своего описания технологии?

Анатолий Миклашевич: Когда мы создавали эту технологию обмена, рассчитывали, что она не должна опираться на кого-то из участников рынка. Модератором процесса обмена должна быть организация сама не являющаяся оператором электронного документооборота. Как только процессом управления роумингом начнет заниматься один, два или три участника рынка, уровень доверия к системе резко упадет.

Сейчас система рассчитана больше на ручное управление, а нам нужно, чтобы она работала в автоматическом режиме, когда начнется массовый обмен. Работа в этом направлении с нашей стороны сейчас ведется. За основу разрабатываемого софта мы планируем взять идентификатор компаний из базы ФНС, чтобы упростить поиск и работу с контрагентом.

Говоря об альтернативе: ее можно создать, более того, ФНС готовы пойти на встречу в случае появления альтернативного решения, договориться и разрабатывать сообща. Главное, чтобы сильно системы не отличались, потому что подстраивать ИС под разные алгоритмы всегда накладно. Но ФНС одобрили нашу технологию, и альтернатива, на мой взгляд, не даст толчок в процессе развития, и возникнут те же самые проблемы. Да и зачем разрабатывать альтернативу, если десятка самых крупных операторов документооборота участвовала в разработке этой технологии и постаралась учесть свои нюансы в этом документе.

Подпись: Формализация документов – это следующий шаг после обеспечения обмена с помощью роуминга.

ECM-Journal: Формализованные документы в электронном виде. Какие сегодня задачи в этой области стоят перед РОСЭУ, над чем в данный момент идет активная работа?

Анатолий Миклашевич: Формализация документов – это следующий шаг после обеспечения обмена с помощью роуминга. Как только компании начинают обмениваться документами между собой, то ясно, что одного счета-фактуры явно недостаточно. Мы составили список наиболее часто используемых документов в хозяйственной деятельности, определили среди них приоритеты и уже провели ряд работ в этой области. Важный момент в том, что государство сейчас не регулирует эти процессы. Но любой документ требует унификации формата, иначе системы просто не будут друг друга понимать.

Мы создали единый электронный документ с рабочим названием «Акт приемки товарно-материальных ценностей ТОРГ1-4», проанализировав его старые формы, и вместо того, чтобы делать несколько документов на разные случаи жизни, сделали один с альтернативными полями. После того, как ФНС закончит работу над единым передаточным документом, начнется согласование нашей разработки.

Что касается других документов. При работе с ФСС у них возникла необходимость сделать электронную доверенность, по некоторым причинам ранее у нас не получалось этого сделать. К сегодняшнему дню мы сделали электронную форму на основе существующей бумажной версии. Также совместно с Минкомсвязью сейчас ведется подготовительная работа по разработке ресурса формирования электронных доверенностей на портале госуслуг.

Еще один тип документов – договоры. Несмотря на то, что это все-таки чаще текстовый документ, мы пришли к выводу, что из договора можно сделать формализованный документ. Многие позиции в договорах стандартны, и не так уж много вариаций существует. Такой документ тоже нужен в бизнесе. Например, компании HeadHunter и Komatsu положительно высказывались на эту тему, и с ними мы обсуждаем это. К сожалению, Росстат исключен из этого процесса. Было бы хорошо, чтобы государственная структура занималась этим.

ECM-Journal: Какие основные трудности или препятствия встречают формализованные документы при переходе в электронную форму?

Анатолий Миклашевич: Предоставленная законом возможность самостоятельной разработки форм и форматов электронных бухгалтерских документов с одной стороны упрощает жизнь компаниям. Теперь они могут разрабатывать свои формы документов, учитывающих нюансы собственного бизнеса.

Но как следствие разработка «самостийных» документов приведет к несовместимости информационных систем при обмене документами. Потом их разработчики с удивлением узнают, что эти документы вовне нигде не принимаются, не используются, и придется договариваться об унификации.

Госструктуры, при обсуждении вопросов унификации электронных документов, тоже действуют в рамках своих интересов и поддерживают те направления, которые для них выгодны. Если им что-то невыгодно – это ваши трудности, сами разбирайтесь. Необходимо, чтобы появилась сознательность среди участников рынка и возникало понимание необходимости совместной работы. Мы общественная организация бизнеса электронных услуг, которая обобщает чей-то опыт, мы не являемся непосредственным участником рынка, но стремимся к устранению препятствий на пути развития электронного общества.

ECM-Journal: Одной из основных задач, которую ставит перед собой РОСЭУ, является лоббирование интересов индустрии в законодательной практике. Насколько сложно эта задача реализуется?

Анатолий Миклашевич: Сложно. Потому что не всегда государство хорошо это воспринимает. Например, чтобы изменить что-то в законе, необходимо договориться в первую очередь с определенными учреждениями, которые имеют право вносить законодательные инициативы. Надо, чтобы они наши изменения приняли на вооружение и «проталкивали» дальше. Например, последние действия, связанные с изменением ФЗ 63. Получилось так, что множество компаний и организаций действовали сообща через Экспертный совет Госдумы, Минкомсвязь, и в результате удалось донести необходимость изменения закона в рекордно короткие сроки. Но такая слаженность бывает редко, чаще все гораздо более трудоемко.

ECM-Journal: Какие потенциальные вопросы еще нужно решить, прежде чем электронному взаимодействию в России окончательно дадут зеленый свет?

Анатолий Миклашевич: Мне кажется, что реальный толчок и бурное развитие произойдет, когда налоговая служба внесет изменения в действующее законодательство, сделает обязательной сдачу документов в электронном виде. Обязательность предполагает ответственность за обязательное исполнение не только для бизнеса, но и для работников самого ФНС. Важно, чтобы работники компаний и сотрудники инспекций ФНС использовали этот инструмент и использование электронных документов вошло в обиход.

***

 

 

Источник:  ECM-Journal

Тип: Статьи

 (4,57 - оценили 3 чел.)

Комментарии
  • Сохранить комментарий
  • Цитировать выделенное
  • Предпросмотр