Добавить в закладки могут только зарегистрированные пользователи.
Информационное общество — к 2020 г. 

Денис Воейков12 октября 2010 г. 14:05

Увеличить

Илья Масух: “В госпрограмме мы смещаем акценты от средств информатизации (средств доставки контента) в сторону самой информации и ее обработки”

В последний день сентября на заседании Президиума Правительства РФ была утверждена первая из так называемых долгосрочных государственных программ в новейшей истории России — “Информационное общество”, рассчитанная на период с 2011 по 2020 гг. Она вобрала в себя все существовавшие ранее программы, стратегии и планы по информатизации государства, но при этом сместила часть акцентов и изменила принципиальные подходы к реализации проектов.

Государственным заказчиком и координатором программы выступает Минкомсвязи, и накануне вышеупомянутого заседания у журналистов была возможность узнать подробности от заместителя министра — Ильи Массуха.

Предыстория

Прежде чем выйти на рассмотрение президиума правительства, госпрограмма трижды рассматривалась на президиуме Совета по информационному обществу. Как пояснил г-н Массух, в начале этой эпопеи в 2009 г. программа создавалась как Федеральная целевая (ФЦП). Потом появилось распоряжение Президента РФ о разработке программы в формате Долгосрочной целевой (ДЦП). Созданный в новом формате документ подвергся изрядной критике — программа ушла на доработку, за время которой в апреле текущего года премьер-министром правительства было принято решение о переходе на программно-целевой подход в управлении государством вообще.

В формате госпрограммы проект уже почти был готов, когда 2 августа вышло постановление правительства о методике разработки госпрограмм, что потребовало от Минкомсвязи очередных доработок, завершившихся лишь в сентябре.

Как не без сожаления отмечает г-н Массух, за время трансформаций и бюрократических согласований конечных формулировок программа потеряла некую изюминку. Впрочем, люди ее разрабатывавшие остались прежними, поэтому чиновник надеется, что при реализации проекта им удастся сохранить ее первоначальный дух.

Несмотря на все эти издержки, “Информационное общество” стало первой госпрограммой, вынесенной на рассмотрение правительства, что является предметом особой гордости профильного ведомства.

По словам г-на Массуха, разработка проекта осуществлялась следующим образом. Первым делом был проанализирован международный опыт. Как выяснилось, наши интуитивные представления о том, что развитые страны живут исключительно по законам рыночной экономики, неверны. На Западе также существуют госпрограммы по информатизации государства, но в своем названии они, как правило, оперируют словом digital (цифровой).

Проведя их изучение, Минкомсвязи выявило общие черты — практически везде акценты делаются не на средствах информатизации, а на доставляемой с их помощью информации как таковой и ее обработке. Например, если речь идет о транспортной системе, то в России при традиционном подходе сделали бы автоматизированную систему управления автобусным движением, которая бы приносила результаты, незаметные (а значит, непонятные) для общества. На Западе же считают, что самое главное — предоставить гражданам оперативные данные об автобусных маршрутах, расписании и точном времени прибытия машин на конкретные остановки. Какими средствами движение организовано в автобусном парке — для общества вторично.

Воплощая эту идею в госпрограмме, Минкомсвязи тем не менее приходилось учитывать уже разработанные и утвержденные концепцию долгосрочного социально-экономического развития России до 2020 г., стратегию развития информационного общества до 2015 г. и план ее реализации в 2011 г. Соответственно, как можно было понять со слов г-на Массуха, информатизация в ближайшие четыре года будет проходить как бы в двух измерениях одновременно. С одной стороны, в русле морально устаревшей стратегии (которую никто не отменял), а с другой — в контексте принятой госпрограммы с новыми подходами. (Цели в обоих измерениях приблизительно одинаковые, но философия разная). И окончательно этот дуализм исчезнет лишь после 2015 г.

Информатизация по-новому

Итак, что же конкретно изменилось в концепции информатизации?

Как можно понять из схемы и со слов г-на Массуха, Минкомсвязи сознательно отказалось от так называемого отраслевого подхода. Если в стратегии развития информационного общества прописаны такие направления, как ИКТ в образовании, ИКТ в здравоохранении, ИКТ в культуре и т. д., то в госпрограмме все они объединены в подпрограмму повышения качества жизни граждан и условий развития бизнеса (от средств — к результату).

Государственная программа — инструмент реализации Стратегии развития информационного общества

Государственная программа — инструмент реализации Стратегии развития информационного общества

Электронное правительство трансформировалось в электронное государство. Термин шире — задач больше.

Развитие ИТ-промышленности конкретизировано в развитие российского рынка ИКТ. Сюда включены такие проекты как распространение системы технопарков, использование частно-государственного партнерства (Росинфокоминвест, РВК, кооперация с Роснано) и т. д.

Подпрограмму по сокращению цифрового неравенства в субъектах объединили с развитием телекоммуникационной инфраструктуры. Минкомсвязи посчитало, что это взаимоувязанные понятия. К тому же государству не стоит ограничиваться территориальным принципом — цифровое неравенство у нас существует и между различными социальными слоями общества.

Совершенно новым направлением стала подпрограмма создания разнообразного цифрового контента и сохранение культурного наследия — оцифровка архивов, библиотек, музейных фондов и пр. с последующим предоставлением результатов гражданам.

В целом развитие информационного общества определено в программе как создание новых возможностей для граждан, бизнеса и государства через развитие ИКТ. А целевая задача госпрограммы — обеспечение технологического прорыва страны в использовании информации.

Финансирование

Непосредственные расходы на реализацию госпрограммы в период с 2011 по 2020 гг. из федерального бюджета составят 88,03 млрд. руб. Первые три года финансирование будет на уровне по 3,1 млрд. Дальше повысится до 11,2 млрд. ежегодно. (Как пояснил г-н Массух, повышение уровня расходов изначально планировалась с 2012 г., однако Минфин в последний момент утвердил именно такую схему.)

Это отнюдь не полный объем средств, которые будут потрачены на построение информационного общества. Одна из главных функций, которую несет в себе госпрограмма, — это координация всех денежных масс, расходуемых в государстве на информатизацию. К ним относятся средства, которые тратят на свои ИКТ-программы федеральные органы госвласти (информатизация здравоохранения, образования и т. д.) — порядка 120 млрд. в год. Как сказал г-н Массух, это очень приблизительная цифра. Понимание того, сколько же именно тратят ведомства, придет только в 2011 г., когда заработает механизм координации расходов в рамках госпрограммы.

Также будет учтен 1 млрд. руб., ежегодно затрачиваемый субъектами РФ в рамках реализации региональных программ по повышению эффективности бюджетных расходов, софинансируемых из федерального бюджета.

Еще одна “ресурсная” статья — региональные бюджеты на информатизацию. Опираясь на отчеты самих регионов, Минкомсвязи оценила их совокупность на уровне 50 млрд. руб. ежегодно. По словам г-на Массуха, эта цифра вызвала критику экспертов, указавших на то, что только Москва тратит порядка 11 млрд., а Санкт-Петербург и вовсе 40. В итоге Минфин предложил ориентировочно поставить знак равенства между региональными расходами и 120-миллиардными (как мы помним, оценочными) расходами федерального центра. Так что, возможно, именно этой цифрой Минкомсвязи и будет оперировать в ближайший год.

Последняя учетная статья госпрограммы — привлечение частного капитала. Речь идет о частно-государственном партнерстве при реализации ИКТ-проектов, развитии венчурного инвестирования и т. д. Здесь, разумеется, тоже приблизительная сумма, которую министерство пока определило в 200 млрд. руб. ежегодно.

Со всеми допущениями и оговорками вырисовывается вроде бы огромная сумма в 5 млрд. долл. Но как отмечает г-н Массух в сравнении с Японией, затратившей в 2009 г. на информатизацию 44 млрд., а тем более с Евросоюзом и США (50 и 102 млрд. долл. соответственно), наш бюджет выглядит более чем скромно.

Полностью управлять финансами Минкомсвязи, разумеется, не сможет. Оно лишь попытается через механизм координации расходов избежать дублирования и нецелевого использования средств, а также за счет непосредственного бюджета госпрограммы задавать общее направление развития информатизации в стране (локальные проекты, подпрограммы и т. д.).

Эффективность

В соответствии с утвержденной ранее стратегией развития информационного общества в полной мере первая оценка эффективности предпринимаемых действий теоретически произойдет в 2015 г. Уже утвержден перечень показателей, а главное — контрольные значения по каждому из них.

Впрочем, как можно было понять со слов г-на Массуха, часть из этих показателей пока что чистой воды профанация, потому что их исходные значения на данный момент никто достоверно не знает. По какой-то причине Росстат их не изучает. На уровне руководства все вроде бы согласны, что такая работа должна вестись, но результатов почему-то нет.

Как Минкомсвязи будет выходить из положения и повышать результативность той или иной подпрограммы, не зная зачастую даже единиц измерения, пока загадка.

Из конкретных показателей (а всего их порядка 15) было названо предоставление к 2015 г. основных федеральных услуг (около 200) в электронном виде, увеличение удельного веса ИКТ в ВВП России до 6% (сейчас порядка 4%), рост экспорта товаров, связанных с ИКТ до 6 млрд. долл. в год, увеличение доли отечественных товаров и услуг в объеме внутреннего рынка ИКТ до 15% (сейчас менее 5%).

Также в 2015 г. будут оценены успехи в проникновении широкополосного доступа в Интернет, количество компьютеров на домохозяйство, сокращение цифрового разрыва в регионах, доля населения, способного принимать цифровой телевизионный сигнал, рост объема инвестиций, доля товаров и услуг, размещенных в электронном виде.

Отвечая на вопрос о главных сложностях, с которыми придется столкнуться министерству при реализации госпрограммы, г-н Массух отметил отсутствие на данном этапе координации общих расходов.

Что же касается внеэкономических препятствий построению информационного общества, то главной проблемой г-н Массух обозначил вопрос безопасности личной информации и персональных данных. В России, где все помнят Горбушку и Митинский рынок, на которых открыто продавались конфиденциальные базы данных на граждан, люди всерьез могут начать опасаться пользоваться ИТ, способными в нашей стране сделать людей уязвимыми перед злоумышленниками.


Тип: Статьи

 (2,72 - оценили 2 чел.)

Комментарии
  • Сохранить комментарий
  • Цитировать выделенное
  • Предпросмотр