Добавить в закладки могут только зарегистрированные пользователи.
Российский рынок СЭД: что было и что будет 

Андрей Колесов15 марта 2012 г. 15:54

Прошедший 2011-й год не стал исключением из многолетней тенденции — повышения активности на рынке систем управления корпоративным контентом и электронного документооборота (ECM/СЭД). Центр тяжести всего комплекса задач автоматизации предприятий и организаций неизменно смещается в данную сторону, и этому процессу в России в существенной мере способствует стремление государственного аппарата повысить эффективность своей работы за счет более широкого использования ИТ.

Расширение сферы применения СЭД в деятельности организаций, реальный переход от бумажных к электронным документам, вопросы межорганизационного и межведомственного взаимодействия, расширение практики предоставления государственных услуг в электронном виде, нормативная деятельность государства, использование мобильных технологий в СЭД — эти и целый ряд других вопросов отражали разнообразные направления развития российского рынка СЭД в прошедшем году и будут наверняка наряду с новыми аспектами (например, облачными вычислениями и мобильными технологиями) определять его движение в году наступившем. Мы обратились к представителями ряда ведущих игроков российского рынка СЭД с предложением поделиться своим мнением о ситуации в отрасли, а именно о том, что важного и интересного произошло в 2011 г. и что можно ожидать в 2012-м.

Конкурентная ситуация на рынке

УвеличитьПо мнению генерального директора компании “ABBYY Россия” Григория Липича, на отечественном рынке заметных изменений в этом направлении не было. Но если говорить о мире в целом, то нельзя оставить незамеченным факт приобретения компанией HP английской фирмы Autonomy. Также гиганты вроде Oracle и IBM усиливают из года в год ECM-составляющую в своем продуктовом предложении. В результате эксперт делает вывод: “Думаю, что для России это будет означать в будущем повышение конкуренции между местными и международными производителями ECM/СЭД-систем”.

УвеличитьИТ-аналитик компании DIRECTUM Сергей Бушмелев также считает, что основной состав вендоров, которые рассматриваются заказчиками в первую очередь, на рынке практически сформировался: “У лидеров рынка соперничество в большей степени строится на уровне понимания потребностей заказчиков, наличия экспертизы в определенной отрасли или сегменте рынка, а также наличия готовых решений, которые снижают стоимость и риски проекта. Соответственно вендорами были выпущены специализированные решения для закрытия различных бизнес-задач компаний заказчиков, а также отраслевые решения. Интересно, что многие решения функционально выходят за рамки задач классической СЭД и обеспечивают интеграцию с ERP, CRM, HR и другими корпоративными системами. Также определенная доля проектов у заказчиков связана с заменой ранее внедренной СЭД на более совершенную и перспективную”. Он также отметил, что лидеры СЭД-рынка на протяжении последних лет ведут непрерывную образовательную и просветительскую деятельность, поэтому свое будущее они делают сами: “В новом году ожидаем больше интересных презентаций, мероприятий, встреч, круглых столов, и в реальной жизни и на страницах электронных изданий. Год обещает быть очень интересным”.

УвеличитьА вот руководитель направления по работе с государственным сектором Information Intelligence Group (“EMC Россия и СНГ”) Вячеслав Кадников говорит о том, что конкуренция на рынке ECM в 2011 г. продолжала расти, как о вполне очевидном факте: “В первую очередь этому способствовало вновь возросшее внимание крупнейших западных вендоров к российскому рынку, обусловленному сложностями в экономике европейских стран и США и связанному с этим сокращением ИТ-бюджетов в целом ряде отраслей. Россия воспринимается западными вендорами как развивающийся рынок с существенным потенциалом роста, в который можно и нужно инвестировать. Соответственно мы видим все больше и больше решений, созданных на лидирующих западных платформах и при этом адаптированных к задачам российских пользователей. И речь идет не только о локализации, но и о учете специфики работы с документами и информации в нашей стране — организационно-распорядительного, финансового, договорного документооборота и других областей”.

В то же время, он видит, что потихоньку продолжают наращивать мышцы и российские разработчики. В 2011 г. практически наметилось окончательное разделение рынка на корпоративный сегмент, в котором предпочтение отдается крупным западным игрокам и платформам, и на сегмент малого и среднего бизнеса, где превалируют локальные разработки. Из этого правила, безусловно, есть немало исключений, в первую очередь они проявляются в государственном секторе. При этом объем проектов у основных российских игроков достаточно велик, что позволяет ориентировать стратегию развития продукта на реальные нужды рынка, а не на задачи отдельного крупного клиента. В целом конкуренция в рамках одного тендера российских и западных разработок встречается все же реже, чем раньше, но полностью в прошлое такие ситуации еще не ушли.

УвеличитьРуководитель направления ECM-решений “IBM в России и СНГ” Дмитрий Лактионов отметил, что прошлый год стал годом освоения новых технологий: прежде всего это технологии Advanced Case Management, позволяющие настраивать приложения на уровне пользователя в соответствии с меняющимися бизнес-потребностями. Вторым направлением развития стала контент-аналитика, которая позволяет быстро анализировать большие объемы данных, сотни тысяч текстовых документов без необходимости их вычитки и проработки. Эти задачи актуальны как для бизнеса, так и для частных компаний. С их помощью проводится анализ и обращений граждан, и мнений клиентов, и интернет-ресурсов на предмет отношения клиентов к продуктам компании.

С точки зрения перспектив развития эксперт отмечает движение к повышению функционала. Это устранение недочетов, учет существующих пожеланий заказчиков. Все больше ECM-технологий интегрируются с решениями, близкими к социальным сетям. Виден определенный тренд, обусловленный возможностью развития ECM-решений в облаках, заметен отчетливый спрос на эти технологии. Если раньше в России основной фокус заказчиков был нацелен на решения, связанные с контент-менеджментом, с электронными архивами, то сейчас интересы рынка смещаются в сферу анализа данных, а также интеграции с информационными системами. Использование ECM-платформ становится всеобъемлющим. Если раньше это были точечные внедрения в отдельных департаментах, то сейчас это тренд консолидации и минимизации расходов на обслуживание.

УвеличитьВице-президент по продажам корпорации OpenText в регионе СНГ, Центральная и Восточная Европа, Южная Африка Грэхем Пейдж отметил серьезную консолидацию в последние годы на рынке ECM, что несомненно создает высококонкурентную среду на данном рынке.

 

Увеличить“Весь год прошел под флагом облачных технологий, а это — начало коренного изменения на рынке поставщиков программных решений в ИТ, в частности в области СЭД, — сказал Юрий Дубровский, начальник отдела анализа департамента корпоративных систем компании “Ай-Теко”, поясняя далее этот тезис: — Первая причина — облачные технологии дают реальный шанс поставщикам выйти на рынок малого бизнеса, при том что сейчас основной потребитель СЭД — крупные и средние компании. Таким образом, открывается ранее малодоступный рынок со специфическими требованиями. Явно, что эти организации гораздо меньше будут интересоваться проблемами регистрации документов, хранения документов согласно номенклатуре дел и вопросами передачи документов в архивы, а гораздо больше обменом документами с контрагентами, документальным обеспечением текущей деятельности, удобной классификацией в соответствии с противоречивыми потребностями пользователей.

Вторая важная причина — конкуренция в случае облачных предложений станет более явной: сравнивать стоимость услуг разных поставщиков гораздо легче, так как количество параметров для сравнения сильно уменьшится и будет отражаться в виде SLA. Прежде всего это будет цена обслуживания и предоставляемый функционал, который можно оценить без больших финансовых затрат в инфраструктуру и разработку, с возможностью перейти к другому поставщику. Уникальность функционала в облаке, с одной стороны, будет, как и ранее, служить удержанию клиента на данном решении, с другой — выступать риском при переходе к другому поставщику, а потому востребованность “уникальности” может снижаться в угоду стандартизации”.

По мнению эксперта, в последние годы наблюдались постоянные попытки представителей различных компаний продвинуть идею стандартизации в области СЭД. Но предлагаемые стандарты пока достаточно “сырые” и зачастую спорные, иногда с вольной или невольной попыткой привязки к определенным системам. В то же время есть прогресс в законодательстве ЭП (ЭЦП). Так, внесение понятий электронного документа и документооборота в новый закон о бухгалтерском учете можно расценивать как положительную динамику в сторону безбумажного документооборота как внутри компаний, так и между ними. Разрабатываемые сейчас и уже введенные стандарты — первые шаги на этом пути.

УвеличитьГенеральный директор компании “ИнтерТраст” Андрей Линев, говоря о том, что в ушедшем году конкурентную ситуацию в сегментах рынка СЭД для банковских, коммерческих и промышленных предприятий можно охарактеризовать как стабильную, с тем же, что и прежде кругом ключевых игроков, отметил, что тут по-прежнему доминируют не рыночные методы конкуренции. Драйвером роста отрасли в прошедшем году выступали мобильные рабочие места СЭД на базе планшетов (в первую очередь — iPad), которые появились практически у всех ведущих производителей СЭД. Он также сказал о влиянии на СЭД-отрасль облачных технологий, которые позволяют выходить на рынок новым поставщикам, в том числе с портальными интернет-решениями и продуктами на базе Microsoft SharePoint, пусть упрощенными, но достаточно востребованными, особенно малым и средним бизнесом. Что касается сегмента СЭД для органов государственной власти (ОГВ), то тут все сильнее ощущалось давление Ростелекома, в первую очередь на региональном уровне. В наступающем году с учетом перспектив создания этой госкомпанией базового СЭД-решения для национальной облачной платформы, стоит ожидать перераспределение рынка СЭД для ОГВ в направлении дальнейшего усиления позиции Ростелекома за счет административного ресурса с малоутешительной, как считает эксперт, перспективой монополизации всего “государственного” направления.

В то же время Андрей Линев отметил возросшую СЭД-активность регионов и в качестве наиболее яркого примера привел ситуацию в Татарстане, который не просто активно занимается собственной информатизацией, но и явно старается стать ведущим игроком страны в деле внедрения ИТ. Речь, в частности, идет о том, чтобы республика смогла зарабатывать для себя деньги, оказывая услуги другим субъектам федерации, в том числе используя вычислительные ресурсы и наработки Татарстана для решения задач соседних областей Поволжья. Любопытно, что тут республика начинает конкурировать с федеральными структурами, в первую очередь с Ростелекомом. Такую ИТ-стратегию руководство Татарстана сформулировало и начало реализовывать достаточно давно, сформировав за последние годы современную коммуникационную инфраструктуру, развернув ЦОДы и обеспечив благоприятный климат для ИТ-компаний в виде технопарков и “технодеревень”, опираясь при этом на высокий уровень образования в республике. Позитивным, пока еще не очень частым моментом для нашей страны, является то, что руководство Татарстана не только реализует такую ИТ-стратегию, но и активно занимается ее пиаром, рассказывая об опыте и достижениях республики и имея в результате заметные успехи даже на федеральном уровне.

УвеличитьРассуждая о конкурентной ситуации на рынке, руководитель службы продаж компании “Логика бизнеса 2.0” (ГК “АйТи”), Роман Иванов заметил, что тут перестали появляться в большом количестве новые игроки: “Идет консолидация партнерских сетей вокруг ключевых игроков. Многие небольшие компании предпочитают не разрабатывать с нуля новые продукты, а брать уже готовые решения, зарекомендовавшие себя на рынке, и добавлять к ним дополнительные модули по необходимости. В целом обстановка на рынке довольно спокойная. Крупные заказчики “перемещают” конкуренцию с уровня исполнителей на уровень вендоров, т. е. основная борьба разворачивается между производителями, предлагающими свои платформы. Что касается 2012 г., то, полагаю, что существенных изменений ждать не стоит. В среднесрочной перспективе, будет происходить постепенное уменьшение числа слабых игроков на рынке”.

В свою очередь директор по маркетингу компании ЭОС Елена Иванова, анализируя прошедший год, сделала акцент на заметном повышении активности государства как регулятора рынка. Появилось множество новых нормативных актов, легализующих электронные документы в различных сферах деятельности (госуслуги, финансово-бухгалтерская деятельность, государственное управление) и требующих от СЭД функциональности для работы с электронными документами, причем с подлинниками, а не электронными копиями. как это было раньше. Динамичное развитие проектов СМЭВ (система межведомственного электронного взаимодействия) и МЭДО (межведомственный электронный документооборот) серьезно повышает уровень требований к обеспечению межведомственного и межкорпоративного взаимодействия СЭД как для оказания госуслуг, так и для управленческого документооборота. В конце 2011-го появились, наконец, единые требования к СЭД федеральных органов исполнительной власти. “Активность государства как регулятора СЭД, рано или поздно должна обрести организационные формы, хочется надеяться, уже в ближайшие год-два появится, наконец, уполномоченный федеральный орган, отвечающий за политику государства в этой области”, — высказала пожелание Елена Иванова.

Основные направления технологического развития

Грэхем Пейдж считает, что в 2011 г. были обозначены три новых тренда, сулящих колоссальный рост рынку ECM в ближайшие несколько лет: “Во-первых, это стремительно растущая популярность смартфонов и планшетов, подтолкнувшая ECM-вендоров к созданию новых решений, способных обеспечивать пользователям мобильных устройств постоянный доступ к корпоративной информации из любой точки мира. Во-вторых, благодаря феноменальному росту социальной активности в Интернете ECM-решения стали нужны не только для управления информацией, но и для взаимодействия сотрудников между собой. При этом все внутренние данные должны быть надежно защищены. Третий тренд — это облако, предоставляющее удобный и экономичный способ хранения самого разнообразного контента, объемы которого в связи с первыми двумя факторами стали рекордными. В 2012-м этот рост продолжится, а CEVA-приложения (Content Enabled Vertical Applications) все чаще будут выпускаться в виде композитных версий. Ключевым двигателем рынка будет сочетание ECM с бизнес-аналитикой и BPM”.

Елена Иванова отметила активное движение, во многом с подачи Ростелекома, к использованию облачных вычислений и модели продажи ПО как услуги. Одновременно все более востребованными становятся мобильные рабочие места. Причем если раньше акцент делался в основном на iPad, то теперь можно говорить о широком разнообразии устройств, в том числе и более дешевых и доступных по цене, соответственно популярность мобильной работы с корпоративным контентом динамично растет. Явно заметен рост интереса руководителей к работе в СЭД, отсюда появление в составе систем управления документами нового типа рабочего места — АРМ руководителя.

Еще одна важная тенденция, которая проявилась в прошлом году и будет усиливаться в текущем, — движение отрасли в сторону SaaS. “Все больше поставщиков ECM начинают предлагать свои системы именно по такой схеме, — заметила Елена Иванова. — Но игрокам рынка надо будет приложить еще достаточно много усилий для пропаганды такого формата работы. В подавляющей своей части рынок к нему, на мой взгляд, сейчас не совсем готов. Но, как показал прошлый год, движение есть, и серьезное”. Среди трендов этого года она также выделяет развитие функционала Web Content Management и соответственно потребность в нем со стороны пользователей, а кроме того, растущий спрос заказчиков на поддержку кроссплатформенности, работу в гетерогенных средах, использование виртуальных машин, а также необходимость интеграции с различными ИС, в том числи CRM и различными учетными системами.

О бурном всплеске интереса к работе в СЭД с использованием мобильных устройств, особенно на платформе iPad, рассказал также Юрий Дубровский. По его мнению, поскольку планшеты стали фактическим стандартом мобильного АРМ руководителя во многих компаниях, отсутствие такого решения снижает конкурентоспособность предложений, и все ведущие игроки рынка СЭД представили свои решения в минувшем году. Важным является совмещение требований криптозащиты и ЭП по российским стандартам и платформы iPad. В этом направлении также предпринято успешное движение, появились решения ведущих криптопровайдеров.

В то же время эксперт отметил, основываясь на опыте проведения проектов в различных регионах России, что главным технологическим ограничением для внедрения современных ИТ становится даже не транспортная недоступность, а наличие и пропускная способность каналов связи. Причем локальные и децентрализованные решения уже не могут полностью удовлетворить заказчиков. Поэтому хотелось бы бурного развития каналов связи не только в крупнейших городах, но и по всей стране. Это важно для всех ИТ-систем, но для СЭД, особенно мобильных АРМ, просто необходимо.

“Крупные клиенты созрели до технологически сложных платформ, таких как FileNet, Documentum, — таково мнение Романа Иванова. — Наверное, это связано с рядом факторов, в том числе с выходом этих системы на нужный уровень зрелости, с завершением экономического кризиса и с тем, что сами заказчики выросли. Они начали консолидировать требования в области ECM, и сегодняшние масштабные решения строятся не под одну задачу, а под комплекс бизнес-задач. С точки зрения клиентов, усиливается и сохраняется тенденция к созданию интеграционных решений. ECM-системы не создаются сегодня сами по себе, а рассматриваются как часть корпоративной ИС и тесно в нее встраиваются”. Он также отметил, что мобильные решения стали в 2011 г. неотъемлемой частью любого ECM-проекта, причем, разговор сегодня идет не только о iPad, но и о других мобильных платформах. Упомянул он и про технологии облаков, хотя преимущественно пока речь идет об их частных реализациях. Но все же это уже не перспективы непонятного будущего, а сегодняшняя реальность.

Вячеслав Кадников сказал о том, что технологическое развитие основных платформ (по крайней мере, видимая его часть) в 2011 г. ориентировалось главным образом на адаптацию к задачам конечного пользователя системы. “Фишкой” прошедшего года были, безусловно, рабочие места для мобильных устройств, в первую очередь для iPad. Причем были не редкими случаи, когда конкуренция в рамках одного проекта сводилась к ответу на вопрос, чей iPad-клиент более удобен, функционален и больше нравится первому лицу. И в целом повышение удобства систем для конечных пользователей, наконец-то, превратило систему электронного документооборота (одно из наиболее ненавидимых, по мнению эксперта, пользователями приложений) в удобный инструмент повседневной работы.

Он также отметил, что еще одним трендом 2011 г. стала адаптация продуктов под работу в облаке. Правда, это направление пока больше проявлялось в виде разговоров, примеров полноценной облачной реализации проектов пока не было. Тем не менее он считает, что усилия по продвижению облачных платформ (в первую очередь, предпринимаемые Ростелекомом) приведут к тому, что каждый продукт, желающий остаться в числе рассматриваемых в крупных проектах, должен будет доказать и продемонстрировать готовность к облачному миру.

Сергей Бушмелев считает, что главным итогом прошедшего года стали не технологические инновации, а смена приоритетов проектов: “Центром СЭД становится не контент, а человек — пользователь системы. А самое важное — обеспечение взаимодействия с коллегами, членами рабочих и проектных групп, сотрудниками смежных отделов и удаленных офисов, а также внешними кругами общения — госорганами, потенциальными партнерами и клиентами. СЭД из архива документов преобразуется в систему организации взаимодействия, единое информационное пространство. Мы ожидаем, что эта тенденция продолжится. Думаю, что будут и дальше развваться контуры обмена документами, повысится использование механизмов социализации в СЭД, а также интеграция отдельных систем. Все это позволит еще более эффективно осуществлять взаимодействие, организовывать совместную работу, обмениваться электронными документами”.

В свою очередь, Григорий Липич сказал о том, что с внедрением в нашу жизнь планшетных компьютеров клиенты стали активно интересоваться мобильными решениями для организации документооборота и в 2011 г. ряд производителей СЭД и ECM представили соответствующие решения. Также ряд вендоров МФУ и документ-сканеров увеличили инвестиции в создание собственных решений для обработки и маршрутизации документов, в том числе на базе облачных технологий. В этом году разговоры об облачных решениях имеют все шансы превратиться в реальные проекты, особенно если учесть планы Microsoft по активному продвижению Office 365, а также государственные планы по организации межведомственного обмена электронными документами.

Андрей Линев высказал более осторожные оценки технологических достижений: “Вряд ли можно говорить о появлении новых технологий в 2011 г. в области ЕСМ/СЭД. Скорее, речь может идти о ярко выраженных технологических тенденциях. Естественно, все производители уделили особое внимание оснащению рабочих мест планшетными устройствами и интеграции с МЭДО/СМЭВ. Кроме того, можно отметить направления расширения возможностей взаимодействия и совместной работы; развития механизмов управления бизнес-процессами (сближение предметной области СЭД с ключевыми деловыми процессами); совершенствования интеграционных возможностей; повышения степени адаптивности систем и технологичности развития за счет применения конструкторов бизнес-решений; применения концепции АСМ в рамках СЭД; совершенствования пользовательских интерфейсов”.

Говоря же о технологическом развитии рынка в наступившем году, он отметил, что оно будет в основном связано с разрешением накопившихся в области СЭД проблем. В частности, он солидарен с рядом зарубежных авторитетов в том, что одной из тенденций 2012-го станет то, что “множественные репозитории контента будут вытеснять единое корпоративное хранилище”. По мнению нашего эксперта, сейчас абсолютно очевидно, что проекты построение единой информационной архитектуры отнимает слишком много времени и средств: “Сегодня СЭД все чаще достигают порога интенсивности нагрузки, за которым они не могут нормально функционировать независимо от предоставляемых им системных ресурсов. Особенно болезненно данные проблемы проявляются в условиях территориальной и организационной распределенности, когда коммуникации становятся главным ограничительным фактором. Поэтому большое внимание будет уделено решению проблем масштабируемости и производительности. В этой связи возникнет потребность в специальных архитектурных решениях для корпоративных СЭД. Трудности нахождения, извлечения и предоставления необходимой информации отмечают все ведущие аналитики мира как ключевые современные проблемы, присущие отрасли СЭД/ЕСМ. Привычные методы нахождения информации перестают работать. Обычных средств, такие как навигация и поиск (атрибутивный или контекстный), уже недостаточно. Требуются новые структурные подходы к решению данной проблемы. Поэтому должен продолжиться поиск средств обнаружения нужной информации, ответственных документов и материалов в общекорпоративном контенте и своевременного предоставления этой информации заинтересованным лицам”.

Взаимоотношения отрасли и государства

Говоря на эту тему, Григорий Липич отметил, что государство выступает на рынке в двух ролях — заказчика и регулятора. Отталкиваясь от этого тезиса, он продолжил: “Если говорить о государстве, как о заказчике, то в 2011 г. была положительная динамика. В госорганах стали возобновляться приостановленные ранее проекты, появляться новые. Что же касается, создания государством правовой базы и технических предпосылок для более широкого внедрения электронного обмена документами между организациями и гражданами, то тут прогресс незначителен, но все же какие-то подвижки наблюдались. Например, в процессы общения граждан с государственными органами активно внедряется портал государственных услуг, его пользователи положительно отзываются о нем. Также в 2011-м принята новая редакция закона об ЭЦП. Однако пока так и не появился закон об электронном документе. Думаю, что в 2012 г. работа как по улучшению правовой базы для внедрения ЭДО, так и по созданию технической инфраструктуры будет активно продолжаться, поскольку высшее руководство страны поставило перед государственными органами весьма амбициозные задачи в этой сфере”.

Перечисляя итоги прошедшего года, Роман Иванов сказал о новом ГОСТе на электронный документооборот, новом законе об ЭЦП, о том, что заработали СМЭВ и МЭДО, о принятии закона, легализующего электронный обмен финансовой первичной документацией. Это все создает возможности для более широкого использования ECM, а закон об электронном обороте первичный финансовых документов может стимулировать разработку нового класса приложений. Особо он выделил Распоряжение правительства 176-р “Об утверждении плана мероприятий по переходу федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ)на безбумажный документооборот при организации внутренней деятельности”, которое определило и стандартизировало требования к СЭД министерств и ведомств. Правда, при этом ряд органов власти столкнулся с тем, что существовавшие у них системы не соответствовали требованиям выпущенного распоряжения, что привело к необходимости их замены или развития.

Юрий Дубровский отметил, что принятие осенью прошлого года документа “Требования к СЭД ФОИВ”, вызвало бурную дискуссию: “ИТ — область с быстро меняющимися реалиями, и жесткая стандартизация здесь часто может сдерживать применение передовых технологий, неоправданно ограничивать состав допустимых решений. Стараясь избежать подобных проблем, основные стандарты регулярно пересматриваются постоянно действующими комитетами. Увы, есть риск, что данные требования не предполагают такой динамики, а значит, позитивное их влияние может стать негативным уже через год-полтора, когда произойдет изменение технологий. Надеемся, что разработчики учтут принятую для таких документов в ИТ-отрасли динамику изменений. Полагаем, что акценты должны быть несколько иные: стандартизировать надо модель документооборота. А это должно включать требования к персоналу и обязательность выполнения операций — только в совокупности эти аспекты могут дать результат работы автоматизированной системы, каковой СЭД является. СЭД можно купить и запустить, но если ее не используют — результата не будет, хотя она может соответствовать самым жестким стандартам”.

“Государством приняты ключевые документы, касающиеся электронной подписи, требований к характеристикам СЭД для ОГВ, утвержден план мероприятий по переходу федеральных органов исполнительной власти на безбумажный документооборот при организации внутренней деятельности, — перечислил основные события прошлого года Андрей Линев. — Требования по взаимодействию с МЭДО и интеграции с президентской системой стали типовыми для любого конкурса по поставке СЭД в ОГВ. Это очень хорошо, так как это первые реальные плоды совместных усилий участников рынка СЭД и государства. Но меня настораживает тенденция огосударствления рынка. Такое ощущение, что время НЭПа заканчивается и начинаются иные времена…”

Вячеслав Кадников считает, что внимание государства к отрасли в 2011 г. было очень велико. Распоряжение правительства о переходе федеральных органов власти полностью на электронный документооборот обеспечило ряд игроков крупными проектами на ближайшие несколько лет. Развитие нормативной базы позволяет поставщикам предлагать клиентам лучшие практики, обусловленные задачами конкретных госорганов, не изобретая в каждом проекте колесо, ориентируясь при этом в основном на желания заказчиком. Поставщикам ECM-решений жаловаться на государство, конечно, не приходится. Надеемся, что поддержка со стороны рынка и реальные результаты проектов подтвердят чиновникам правильность выбранного пути.

Сергей Бушмелев более осторожен в оценках: “Глобального взаимопонимания органов власти (государства) с системой, как единым целым, к сожалению, пока нет. Сейчас взаимоотношения выстраиваются только на уровне конкретных органов власти, являющихся заказчиками конкретной системы. Государственные органы делают акцент на предоставлении госуслуг в электронном виде. Сотрудничество в этом случае возможно, только если вендор предложит Ростелекому принять участие в одном из своих проектов и когда конкретный орган власти сам этого пожелает и будет отстаивать свою позицию. Конечно, хотелось, чтобы было больше новых интересных проектов и заинтересованных заказчиков. Думаю, что надо стремиться к тому, чтобы отношения государства и бизнеса выстраивались на принципах учета взаимного интереса сторон, и не только в сфере СЭД. Установление требований или ограничений возможно только при соблюдении прозрачности, понятности, обоснованности, чтобы к этому привлекалось экспертное сообщество. Хотелось бы привести в пример зарубежные программы сертификации под требования DoD 5015.2, SAS 70, SSAE 16. В разработке требований принимали участие эксперты, сертификация осуществлялась независимой организацией. О популярности такой модели говорит и то, что DoD 5015.2 стал стандартом де-факто и для коммерческих компаний, а группа стандартов SAS и SSAE — основой для добровольной сертификации сервисных организаций”.

Грэхем Пейдж сказал, что для его компании госсектор вот уже пять лет был и остается основным заказчиком ECM-решений: “Поток новых законопроектов потребовал автоматизации работы законодательных органов, что во многом обусловило активное внедрение ECM-решений в госструктурах. Главным требование здесь — сохранность данных, а также эффективное использование систем по управлению записями (records management). С другой стороны, в условиях текущей экономической ситуации сами правительства вынуждены сокращать свои расходы, стремясь при этом увеличить эффективность рабочих процессов, а внедрение ECM-решений в сочетании с технологиями ВРМ как раз помогаютт этого добиться. Что касается России, где сейчас вводятся новые законы о защите данных, то и здесь в скором будущем потребуются значительные вложения в ECM со стороны государства. К середине 2012 г. OpenText сертифицирует свои решения по стандарту ФСЕЭК”.

Реализация важнейших проектов национального масштаба

Как заметил Григорий Липич, “в проектах по переходу органов исполнительной власти на СПО и организации национальной облачной платформы в 2011 г. пока наблюдались только подготовительные работы и больше разговоров, чем реальных дел. Также в конце года была озвучена идея о создании фонда алгоритмов и программ, которыми должны пользоваться ФОИВ при внедрении информационных технологий. Идея систематизации и унификации ИТ-решений, используемых в органах исполнительной власти, здравая, но ее успех или неуспех в реальной жизни будет зависеть от качества реализации. Думаю, что в 2012 г. стоит ожидать практических шагов в направлении создания национальной программной платформы, поскольку это один из важных моментов перехода госорганов на СПО и создания облачной платформы для государственных учреждений”.

Сергей Бушмелев отметил, что “сейчас все внимание органов власти направлено на перевод госуслуг в электронный вид, электронное взаимодействие и автоматизированный запрос документов и сведений, а также их автоматизированное предоставление по запросу других органов власти. Поэтому наиболее значимым можно назвать проект по переводу госуслуг в электронный вид и связанную с ним СМЭВ. Уже сейчас программа перевода госуслуг в электронный вид трансформируется в формирование “электронного региона”, в рамках которого создаются ведомственные ИС вместо бумажных картотек и информационных систем, не способных интегрироваться и предоставлять полноценные электронные услуги. Кроме того, Распоряжение правительства РФ от 28 декабря 2011 г. № 2415-р определяет порядок перехода к предоставлению в электронном видевсех государственных и муниципальных услуг, которые остались за пределами первоначального перечня. Это говорит о том, что мы продолжаем двигаться к э-государству. Также возможно получит новый виток внедрение МЭДО и доведение его до всех регионов и ряда крупных муниципалитетов”.

“Комментировать каждый отдельный проект, — считает Вячеслав Кадников, — наверное, нет смысла, в том числе и потому, что часто задачи одного проекта входят в противоречие с другим. В частности, непонятно, как с инициативами по созданию национальной облачной платформы сочетаются планы использования СПО в госорганах. Если государство предполагает, что подавляющее большинство сервисов будут приходить в госструктуры из облака, то непонятно, зачем еще и разворачивать СПО на уровне конкретного объекта автоматизации. В целом облачная концепция и является ответом крупнейших вендоров на развитие СПО, ведь облако предполагает предоставление доступа к информационной системе на основании некой абонентской платы. Соответственно те операционные расходы, которые структура несет на поддержку СПО, она по идее должна нести на подписку на облачную систему, получая при этом преимущества в виде использования промышленной платформы и отсутствия необходимости управления локальным техническим персоналом. Дублирование этих операционных расходов, плата и за облако, и за использование СПО, не представляется целесообразной. Отдельные проекты можно, не покривив душой, назвать законченными и успешными. К примеру, создание системы СЭДО в целом решило поставленную перед ней задачу (достаточно узкую, правда). Но основная проблема — автоматизация госуслуг в виде внедрения лоскутных решений, слабо встраивающихся в единую концепцию и плохо взаимодействующих между собой, — к сожалению, никуда не делась. Решить эту проблему способно только принятие единой государственной концепции в области управления информацией — хорошо бы, не ориентированной только на одного игрока рынка”.

По мнению Юрия Дубровского, “многое ожидалось от МЭДО, и хотя внедрение МЭДО — весьма важный шаг, продемонстрировавший в числе прочего и все организационно-технические трудности такого внедрения, ожидания специалистов все же были выше. Полномасштабной интеграции пока не случилось. Хотелось бы виртуализации архивов, получения доступа к архивам через Интернет, появления электронных архивов. Желательно, чтобы регуляторы архивной деятельности обратились к вопросам создания фондов в электронном виде, приема на хранение электронных документов. Очевидно, что это целый пласт проблем, но подступиться к их решению, сделать первый шаг — вот что требуется от уполномоченных госорганов”.

Роман Иванов считает, что “в принципе все национальные госпроекты с большим или меньшим успехом работают, что уже есть положительный результат. Интеграция с МЭДО стала на сегодня по сути обязательным требованием для ECM-систем. Начат масштабный перевод госуслуг в электронный вид, в том числе эта тенденция дошла до регионов. Массового перехода ФОИВ на СПО не было, по крайней мере в части СЭД и ECM. Однако ряд проектов по замене системы или созданию с нуля реализовывался действительно на СПО-технологиях. В 2012 г. ожидается планомерное развитие этих программ. Никаких серьезных изменений пока не предвидится”.

 

Источник:  PCWeek

Тип: Статьи

 (4,31 - оценили 3 чел.)

Комментарии
  • Сохранить комментарий
  • Цитировать выделенное
  • Предпросмотр