Наверх

ECM-Journal обновился!

Если вы ещё не зарегистрированы на сайте, сделайте это прямо сейчас. Если у вас уже есть профиль, то просто обновите пароль.

Импортозамещение по любви, а не по принуждению. Интервью Константина Истомина, Directum

Время чтения: 9 минут
0
Импортозамещение по любви, а не по принуждению. Интервью Константина Истомина, Directum

Недавно на портале TAdviser вышел обзор, в котором приняли участие крупнейшие поставщики ИТ-решений из реестра отечественного ПО. В числе спикеров — исполнительный директор компании Directum Константин Истомин.

Недавно на портале TAdviser вышел обзор, в котором приняли участие крупнейшие поставщики ИТ-решений из реестра отечественного ПО. В числе спикеров — исполнительный директор компании Directum Константин Истомин.

— За минувшие 5 лет импортозамещение изменило рынок СЭД/ECM-систем в России. Какие трансформации, по вашему мнению, оказались самыми значимыми?

— На рынке появились новые участники, а продукты с многолетней историей вышли на новый горизонт развития.

Импортозамещение и положительный настрой власти к цифровизации сделали своё дело. СЭД/ECM-тренды, существующие на отечественном рынке, только усилились. Бизнес получил «зелёный свет» в лице законодательных изменений, стимулирующих переход на цифровизацию.

Наши системы во многом обошли западные. Особенно благодатная среда образовалась для документооборота в сферах b2g и b2b. Хорошо себя сегодня «чувствуют» межведомственный обмен документами, кадровый ЭДО, архивное хранение. В бизнес-процессы вошли интеллектуальные сервисы.

Все озвученные тренды нашли отражение в системе Directum. Импортозамещение подтолкнуло заказчиков приглядеться к отечественному софту и оценить его плюсы. Для многих стало откровением, что российские СЭД/ECM-системы не уступают по качеству западным, стоят меньше, а в плане соответствия требованиям государства более готовы к эксплуатации.

Что касается иностранных игроков, то многим оказалось нелегко. Бизнес по известным причинам начал отказываться от импортных ИТ-продуктов. Из-за потери клиентов вендоры перестали поддерживать и развивать свои системы, а части и вовсе пришлось уйти из России.

Импортозамещение сегмента СЭД/ECM в России происходит энергично, но не без отрицательного момента. Большие ресурсы разработчиков уходят на поддержку совместимости с импортонезависимой ОС. Хотя инвестиции можно было бы направить на разработку новых возможностей. Компании Directum это тоже коснулось, но мы стараемся сохранять равновесие между разработкой новых функций и поддержкой импортозамещения.

— С подачи Gartner несколько лет назад появилось понятие, описывающее новый класс систем, — CSP (content services platform). Многие вендоры в России объявили, что начали развивать свои продукты согласно предложенной концепции. Поделитесь вашим отношением к CSP?

— Наше отношение к концепции content services platform сдержанно-положительное. Она подтверждает, что между классами корпоративных систем стираются границы. Ещё CSP отражает тенденцию, в соответствии с которой развивается Directum. Это движение от монолитной к микросервисной архитектуре.

Тем не менее концепция для нас не основополагающая. При разработке продуктов мы главным образом ориентируемся на потребности заказчиков, мысли которых всегда крутятся вокруг категорий эффективности.

Что нужно бизнесу, так это готовые ИТ-решения, развернуть и начать эксплуатировать которые можно в минимальные сроки. Главное, чтобы решения легко интегрировались, дополняли друг друга, но при этом оставались независимыми. Лучше, если они будут построены на одной платформе, тогда получится больший синергетический эффект, а стоимость — меньше.

Такое узконаправленное использование системы в определённой сфере бизнеса свойственно многим организациям. В практике Directum подобных примеров немало. Это, например, цифровизация кадрового документооборота в компании «Мон’дэлис Русь» или автоматизация работы с командировками и авансовыми отчётами в Jotun Paints, разработка кадрового портала в «Делойт СНГ» или внедрение финархива в «Калининграднефтепродукт». Радует, что некоторые клиенты выделяют ресурсы и для крупных проектов, охватывающих целый комплекс направлений. Так, «Нестле Россия» перевела «в цифру» нескольких масштабных задач — бухгалтерский и кадровый документооборот, договорную и закупочную деятельность, управление ИТ, услугами, логистикой.

Если возвращаться к понятию CSP, то отмечу, что платформа Directum включает как отдельные решения и модули для управления контентом, инструменты интеграции с внешними системами, функциональность BPM, так и интеллектуальные сервисы по обработке данных, поддержку долговременного архивного хранения документов и всех видов электронной подписи. Так что возможности Directum даже шире, чем понятие CSP.

— Можно ли сказать, что СЭД/ECM-рынок в России трансформируется в рынок CSP? Российские разработчики готовы к такой перестройке?

— Определение content services platform достаточно широкое. Потенциал возможностей СЭД и ECM-систем растёт, поэтому заявлять о том, что рынок постепенно трансформируется в CSP — можно. Но нужно учитывать, что термин CSP мало знаком пользователям и размыт для них. Поэтому Directum мы позиционируем в первую очередь как интеллектуальную систему управления цифровыми процессами и документами.

Мы наблюдаем, что на отечественном рынке ECM/BPM задачи и боли компаний сконцентрированы вокруг определённых сфер: кадров, бухгалтерского документооборота, управления договорами, закупками, проектной работы и др. На них мы и ориентируемся. А к какому классу принадлежит система — это уже вторично.

— Какие проекты Directum, выполненные за последнее время, были наиболее интересны с точки зрения импортозамещения?

— Прежде всего те, в которых клиенты по собственной инициативе отказались от импортного софта и выбрали нашу систему. Это те компании, которые не были обременены требованиями законодательства и перешли на отечественный софт добровольно, а не по указке государства, так как объективно сочли качество Directum высоким.

В числе таких проектов — внедрение Directum RX в METRO, замена E-archive в «Джонсон и Джонсон», отказ от SharePoint в АО «Л’Ореаль». Сюда же отнесу проекты по внедрению Directum RX в правительствах Ярославской, Омской, Вологодской и Курганской областей, в «Авиационном комплексе им. С. В. Ильюшина», а также «Газпром трансгаз Саратов».

Наша цель — сделать так, чтобы бизнес выбирал продукты Directum «по любви», а не по принуждению. Точнее это можно назвать импортоопережением с дальнейшим выходом на рынки экспорта.

— В чем заключается трудоёмкость замены иностранной ECM-системы на отечественный аналог? Поделитесь, руководствуясь личным опытом, что оказывает влияние на сложность этих проектов?

— Трудоёмкость обусловлена глубиной кастомизации системы, а наиболее сложной фазой проекта считается миграция. Бывает, что заказчик оставляет прежнюю систему для того, чтобы хранить в ней исторические данные. Тогда «всё необходимое» переносится в Directum и оперативно запускается эксплуатация. Если текущая система клиента кастомизирована глубоко (а заказчик привык к тому, как внутри всё создано), то кроме кастомизации Directum, мы переносим исторические данные. На миграцию порой планируют четверть бюджета проекта.

Оптимальный вариант, который мы советуем заказчикам, это использовать для архивного хранения решение Directum «Долговременный архив», а оперативные данные переносить в новую систему. Кстати, при внедрении Directum Smart Search — умного поиска сразу по всем системам — миграции можно избежать.

При переводе на Directum наша цель — не столько поменять систему, сколько вывести заказчика на новый уровень эффективности. Мы анализируем, как лучше оптимизировать бизнес-процессы: в одном случае можно отказаться от бумаги, исключить некоторые этапы и сущности, в другом — интегрировать AI-сервисы, цифровизировать смежные операции, подключить ранее неавтоматизированных сотрудников и пр. В общем, делаем не импортозамещение ради импортозамещения, а увеличиваем эффективность работы заказчика.

— Что в ближайшем будущем ускорит импортозамещение в ИТ? Решение каких проблем поспособствует этому?

— Инициативы власти в области налогов уже посодействовали тому, что российский бизнес начал активнее переходить на отечественное ПО. Правда, налоговые льготы для ИТ-компаний оказались доступны далеко не всем.

265-ФЗ гласит, что организации, обслуживающие продукты иных ИТ-компаний, не могут воспользоваться льготами по страховым взносам, прибыли, НДС. В связи с этим организации, специализирующиеся на внедрении (среди них есть и партнёры Directum) не могут использовать свой потенциал на полную. К проектам по замене импортного ПО это тоже относится. Не будь таких законодательных препятствий на пути внедренцев к налоговым льготам, то процесс импортозамещения ускорился бы.

Другое препятствие — это «зоопарк» операционных систем, которых очень много в российских компаниях. Из-за этого при разработке прикладного ПО приходится направлять большие ресурсы на поддержку и тестирование. Что бы действительно разгрузило разработчиков, так это расстановка акцентов и развитие чемпионов среди ОС. А свободные ресурсы можно было бы выделить на улучшение ОС и развитие полезных функций прикладного ПО. Это было бы выгодно всем — поставщикам ОС, ECM/BPM-систем, заказчикам. Да и российская экономика только бы выиграла.

Чтобы прочитать эту статью до конца,
или зарегистрируйтесь

Комментарии 0

Чтобы прокомментировать, или зарегистрируйтесь