Журнал о системах электронного документооброта (СЭД)
Учебники Просто о СЭД ЭП/ЭЦП Внешний документооборот Цифровая трансформация Эксперты
Юмор и интересные факты

Скандал с поколением Виндраш. Мнение историка о том, почему уничтожение архивов - плохая идея

  0 комментариев Добавить в закладки

Автор: Дора Варга, преподаватель медицинской гуманитаристики Университета Эксетера, соредактор журнала Social History of Medicine (“Социальная история медицины”)

Перевод: Вера Князева, DIRECTUM

 

Архивы редко становятся героями новостей. Повышенный интерес вызывают базы данных, но не долговременные хранилища — по крайней мере, для большинства людей. Мы читаем об архивах почти исключительно в контексте чего-то исчезающего. Очевидно, права пословица: что имеем не храним, потерявши — плачем.

Из последних примеров: стало известно, что 8 лет назад МВД Великобритании по-видимому уничтожило иммиграционные карты поколения Виндраш (названо в честь лайнера Empire Windrush, прибывшего в Соединенное Королевство в 1948 году из Ямайки - прим. ред.). Как теперь понятно, эти документы были ключевыми для обеспечения правового статуса граждан, которые родились на Карибских островах и иммигрировали в Великобританию между 1950-ми и 1960-ми годами. Вопрос, кто должен нести ответственность за уничтожение, остается предметом споров.

Правительство страны было вынуждено сознаться в подобных практиках уже не в первый раз. Несколько месяцев назад Министерство иностранных дел Великобритании признало свою роль в исчезновении важных данных из Национального Архива. Среди них были документы по колониальной администрации Палестины, Фолклендских островах, проблемах Северной Ирландии и десяткам других острых тем.

Неизвестно, почему были уничтожены иммиграционные карты. Министерство внутренних дел утверждает, что решение было принято из соображений защиты информации, и это кажется веским аргументом. Тем не менее, этот довод можно употреблять неверно, и честно говоря, порой так и происходит.

Потеря памяти

Вполне возможно, нам стоит уделять архивам больше внимания. Их ценность, как показывает ситуация с поколением Виндраш, становится очевидной лишь в случае потери данных.

По определению, содержимое архивов является результатом отбора. Этот процесс постоянно видоизменяется. Кто-то конкретный делает выбор, что нужно переместить в хранилище, а что – за его пределы. Кто-то конкретный принимает решение, кому дать доступ к документальным свидетельствам, какая информация получит гриф “секретно”, а какая – будет уничтожена. Архивные процедуры сложны и связаны с разными уровнями интересов и намерений, которые не всегда сочетаются между собой. К примеру, историк и исследователь климата будут заинтересованы в разных документах из числа тех, что государственные органы считают нужным хранить. Гражданин, желающий уточнить свой правовой статус, может поставить определенные архивные данные на первое место, а министерства могут иметь насчет них свои намерения.

В истории с поколением Виндраш очевиден явный конфликт между теми, кто собирает официальные данные, теми, кто регулирует или ограничивает доступ к ним, и теми, кто ищет возможность обратиться к этой информации.

https://lh5.googleusercontent.com/Vk-5lqgJzeCmeU9304-1iBF0w2A0T3hPuXJ9SvHIwrXCYBN6eVRIXRAJNRnl26RqMVmYHLyxrO6_06QsCQAP2Df12twR-J2eG_ZXga99XFVdEXnyh0XCeAlUa5_K5KUz0Cxy7pyc

Эмбер Радд ушла в отставку с поста главы МВД Великобритании после многократных попыток оправдаться за ситуацию с мигрантами поколения Виндраш

В крайних случаях доступ может быть закрыт ко всему хранилищу. Коллекция Национального архива Венгрии, относящаяся к послевоенному времени, находится в состоянии “переезда” уже более года (пока новое здание не готово разместить архивы). К слову сказать, исследования послевоенных событий в Венгрии могут оказаться не в интересах текущего венгерского правительства, в связи с возможными противоречиями с официальной трактовкой истории. Но даже без подозрений в подобной предвзятости, архивы часто прибегают к таким практикам. Собрания международной организации ЮНИСЕФ были закрыты для публичного доступа в течение нескольких последних лет в связи с “пересмотром архивной политики”.

Собрания документов и других свидетельств ключевых фактов связаны с историей, которую правительства, организации или институты хотят рассказать о себе. В некоторых ситуациях эта история может оказаться неудобной, и архивы становятся значимым инструментом обеспечения прозрачности организации.

Архивы жизненно важны и как средство сохранения коллективной памяти и преемственности в организации: как показывают описанные случаи, такая память может быть очень коротка. Администраторы, менеджеры, директора перемещаются между отделами и филиалами и уносят знания с собой. Это часто приводит к тому, что целые департаменты ходят по кругу, изобретают решения для проблем, с которыми организация неоднократно сталкивалась раньше и потерпела неудачу.

Из кейса поколения Виндраш мы видим, что пренебрежение архивами может иметь серьезные последствия для многих людей. В процессе моего собственного исследования я столкнулась с массовым уничтожением медицинских файлов пациентов, переболевших полиомиелитом в Венгрии. Эти люди потеряли единственные доказательства собственной госпитализации, диагностики и лечения в детском возрасте. Так как многие из них приобрели постполиомиелитный синдром уже после смерти своих родителей, то им оставалось только догадываться о медицинских вмешательствах, которые они получили в детстве, и о порядке возможных действий, которые помогли бы в борьбе с синдромом.

Необязательно, чтобы ситуации выше были преднамеренными — но пренебрежение к изучению прошлого опыта и архивному хранению было очевидным для всех из них. И на эту проблему стоит обратить внимание, в особенности организациям, которые хотят или обязаны быть публичными.

Архивы имеют значение

При слове “архив” мы часто представляем огромное здание, где историки в очках и литературоведы в тишине размышляют над пыльными бумагами. Но на самом деле архивные данные вокруг нас: в подвалах правительственных учреждений, в регистратуре больницы, в базе данных компании или на чьем-то чердаке. Они не обязательно имеют форму документов или текстов: это может быть коллекция таких образцов, как семена, растения, окаменелые останки или минералы.

Пользователи архивов также могут быть совершенно разными людьми. От ученых и гражданских активистов до простых обывателей, восстанавливающих свое генеалогическое древо, чиновников, журналистов, архитекторов или юристов.

Порой может показаться, что историки должны снова и снова доказывать, что история имеет значение, и какая именно история важна (даже Стивен Фрай отметился в этой теме). И кажется, что к аргументу прислушиваются лишь немногие. Но осведомленность о важности сохранения коллективной памяти не должна оставаться в рамках академических дебатов. Этот вопрос касается каждого из нас, и мы можем не осознавать этого — пока не станет слишком поздно.                 

Комментарии экспертов

Гузель Клабукова, аналитик DIRECTUM:

«С точки зрения практики архивного хранения, в этой статье сразу несколько поднятых проблем, причем проблем глобальных. К сожалению, мы не всегда можем однозначно трактовать положения законодательства в конкретной ситуации. Как мы видим, такие трудности существуют и за рубежом, в странах с развитой практикой прецедентного права. Тем более если архивное законодательство находится в стадии реформы или переживает новый виток развития, то возможных разночтений не избежать. 

Так, например, на государственном уровне прописан обязательный срок хранения для документов определенных видов. Продление срока сверх этого лимита всегда отдается на откуп комиссии, проводящей экспертизу ценности документов, иначе документы уничтожаются.

В частных компаниях необходимость поддержания долговременного архива может быть в интересах бизнеса – с позиции накопления корпоративных знаний. Государственные организации опираются на сроки хранения документов и строго следуют букве закона. При этом гражданин как частное лицо не может обязать организации или госорганы хранить свои документы, сами инструменты внешнего хранения также не всегда очевидны. Таким образом, человек находится в уязвимом положении и не всегда может отстоять свои интересы. Как показывает практика, государственным органам важно опираться не только на регламенты и законодательство, но принимать во внимание и социальную значимость документов, выступать в защиту интересов граждан».

Алексей Микрюков, аналитик DIRECTUM:

«В этой новости интересны две мысли. Первая касается того, что об архивах вспоминают только тогда, когда требуется найти какую-то информацию. При этом мало уделяется внимания обеспечению сохранности этой информации (считается, что это внутреннее дело архива). Ситуация примерно одинакова и в России, и за рубежом. Решать эту проблему можно по-разному, но самое естественное решение – это повышать востребованность (частоту использования той информации, которая хранится в архиве). В этом случае значимость архивов будет автоматически повышаться.

Второй момент связан с вопросами экспертизы ценности (ЭЦ) документов, хранящихся в архиве. Это многофакторная задача, следовательно, и принятие решения о том, что хранить, а что уничтожать – это далеко не тривиальное решение. Документы содержат информацию, важность, значимость, да и просто «угодность» которой может изменяться в процессе хранения. При этом еще нужно учитывать взаимосвязь информации и наличие большого числа заинтересованных лиц».

 

Источник: TheConversation.com

Ещё материалы автора
Похожие записи
Комментарии (0)
Сейчас обсуждают
Больше комментариев