Наверх

ECM-Journal обновился!

Если вы ещё не зарегистрированы на сайте, сделайте это прямо сейчас. Если у вас уже есть профиль, то просто обновите пароль.

Искусственный интеллект для россиян: риски или возможности?

Время чтения: 18 минут
3
Искусственный интеллект для россиян: риски или возможности?

ВЦИОМ: почти 75% жителей России хотя бы раз слышали что-то об искусственном интеллекте (ИИ). Однако лишь треть опрошенных понимают, в чём суть таких решений. Результаты исследования обсудили эксперты ECM-Journal.

ВЦИОМ: почти 75% жителей России хотя бы раз слышали что-то об искусственном интеллекте (ИИ). Однако лишь треть опрошенных понимают, в чём суть таких решений. Результаты исследования обсудили эксперты ECM-Journal.

 

В конце января проектный офис по реализации национальной программы «Цифровая экономика» Аналитического центра при Правительстве РФ и ВЦИОМ представили исследование об отношении россиян к технологиям искусственного интеллекта (ИИ).

Из интересного:

  • 75% опрошенных слышали о технологиях ИИ, но только 38% сказали, где они применяются, и 29% смогли дать термину определение;
  • «в теме» в основном мужчины, молодые люли в возрасте от 18 до 24 лет (42%);
  • наиболее позитивным россияне видят внедрение ИИ в науке (72%), промышленности (69%) и транспорте (66%);
  • замещения своей профессии искусственным интеллектом опасаются 32% населения;
  • чаще всего граждане относятся к распространению ИИ положительно (48%) или нейтрально (31%). Негатив и иные эмоции выразили 19% опрошенных – они опасаются технических сбоев, утечки персональных данных, выхода машин из-под контроля (таких аж 8%!). И наконец, 6% уверены, что ИИ не заменит человека;
  • при этом россияне в целом готовы использовать сервисы на основе интеллектуальных технологий, но в большей степени в получении госуслуг (68%);
  • и наконец, 87% опрошенных считают, что государство должно способствовать развитию ИИ – как за счёт поддержки профобразования (38%), так и помощи компаниям, занимающимся разработкой технологий (35%).

Мнения экспертов ECM-Journal

1. Как вы оцениваете результаты исследования? Какие показатели считаете наиболее положительными для цифровизации экономики России?

Виталий Астраханцев, руководитель проектов развития Directum:

– На мой взгляд, постановка задачи в таком ключе («Оцените своё отношение к ИИ») звучит сомнительно. И вот почему: даже разработчики интеллектуальных механизмов до сих пор спорят о термине «искусственный интеллект».  В частности, является ли ИИ самостоятельным решением? Или это только общее обозначение стека технологий, таких как машинное обучение, компьютерное зрение, нейронные сети, обработка естественного языка и т.п.? Я всё же склоняюсь ко второму варианту.

На мой взгляд, к ИИ нужно подходить как к набору технологических возможностей. Они дают мощный толчок в автоматизации действий, которые ранее не представлялись автоматизируемыми, то есть совершить их мог только человек. И именно по этой причине некоторыми негативно настроенными респондентами искусственный интеллект воспринимается как «машины, которые могут выйти из-под контроля».

Наиболее ценный результат исследования – то, что в целом граждане не боятся применения новых технологий и считают, что государство должно способствовать их развитию. Значит, люди готовы к инновациям и понимают или ожидают от их применения реальную пользу: сокращение трудоемкости операций, ускорение процессов (в первую очередь в сфере государственных услуг), повышение уровня комфорта и безопасности жизни.

Александр Немцов, руководитель лаборатории ИИ компании «Первый Бит»:

– Результаты исследования не удивительны: россияне уже привыкли к технологиям во взаимодействии с государством. Эта тенденция хорошо заметна, в частности, на статистике использования Портала госуслуг. Им, по данным прошлого года, так или иначе пользовались три четверти жителей страны. И уровень доверия к этому сервису уже высок.

Люди уже понимают, что искусственный интеллект позволит оптимизировать штат государственных служащих за счёт повторяющихся, рутинных операций.

В первую очередь системам ИИ можно доверить такие функции, как проверка документов или маршрутизация обращений. Например, машина может анализировать текст обращения гражданина, составленного в свободной форме, и понимать, в какое конкретно ведомство или департамент оно должно быть отправлено на рассмотрение.

В тоже время у людей есть определенная проблема с пониманием того, что может делать ИИ, а что ему еще недоступно. Иногда люди видят в технологии некую замену человека и ожидают, что она вместо него будет принимать решение. Разумеется, в области взаимоотношений гражданина с государством до этого очень далеко. Проще говоря, маршрутизировать документ ИИ сможет, а вот принять по нему решение и запланировать действия по устранению проблемы — нет.

Кирилл Алексеев, генеральный директор VeberLab:

– Я согласен с результатами исследования. С каждым годом ИИ все плотнее входит в нашу жизнь: умные колонки, виртуальные ассистенты, возникновение беспилотного транспорта, роботизация HR-процессов.

Я думаю, что стоит ждать проникновение ИИ в первую очередь в городскую среду и образование. В январе Москва внедрила технологию распознавания лиц с городских камер.

Что касается образования, то стоит ждать персональных помощников для студентов и учеников, а также разработанные модели оценки домашних заданий в помощь учителям.

Собственно, ИИ поменяет многие профессии, а также возьмет на себя процессы повседневной жизни человека: подбор одежды, помощь по дому, аутсорсинг рутинных процессов.

Андрей Крехов, заместитель директора по специальными программам ICL Services:

– Такие исследования широко транслируются в средствах массовой информации, но за основу берутся выводы всего лишь 1600 респондентов. Уровень получения достоверной информации и формирования выводов от малой группы людей в границах одного квартала не может говорить об отношении всех россиян к данному вопросу, поэтому исследование нельзя трактовать как истину.

Согласно исследованию треть (29%) респондентов смогли дать определение ИИ. То есть получается очень «продвинутый» квартал, если в нём третья часть людей дала внятное разъяснение термину.

При этом мы даже не знаем, что вкладывали в термин ИИ сами люди из call-центра, которые проводили опрос. Понятие искусственного интеллекта очень расплывчатое и достаточно запутанное, порой даже сами специалисты не могут внятно дать определение этому термину.

Сам термин искусственный интеллект часто используют не по назначению. Однако в материале сказано: мужская половина в основной массе обладала «содержательными знаниями об ИИ». Складывается впечатление, что опрос проводился в стенах НИИ, которое работает со множеством разнообразных ИИ-технологий.

А вот цитата директора по работе с органами государственной власти ВЦИОМ Кирилла Родина даёт реальную картинку по проведённому опросу: «Если охарактеризовать общее отношение односложно, то я бы сказал: относятся с настороженным интересом».

Люди как потребители готовы использовать термин ИИ в любой ситуации, например, когда речь заходит о технологии для решения трудных задач. Отсюда мы и получаем условный высокий уровень знаний, хотя в реальности нам предстоит провести огромную работу по информированию населения.

Виктор Рындин, генеральный директор digital-агентства WeMakeFab:

– По исследованию видно, что к новым технологиям и инновациям люди пока относятся положительно. И это понятно, поскольку сейчас такие решения либо тестируются, рисуют странные картины и пишут музыку, либо внедрены, но направлены на облегчение труда, а не на полное замещение (навигация, чат-боты и т.п.).

Конечно, у нынешних технологий уже сейчас есть возможность почти полностью заместить человека в некоторых сферах: бухгалтерии, например, логистике и перевозках; можно значительно сократить штат сотрудников бюджетных организаций и, к примеру, отдела продаж.

Уверен, когда начнется активное внедрение, то это кардинально поменяет настроение людей. Ведь никто не хочет глобальной безработицы. Бремя на переквалификацию и пособия ляжет на государство. Возможно, в ближайшем будущем нас ожидает ряд новых законов об ограничении автоматизации труда в некоторых сферах.

Венера Шайдуллина, директор Центра исследований и экспертиз Департамента ПРЭД Финансового университета при Правительстве РФ:

– К сожалению, автоматизация производственных задач рано или поздно приведет к снижению спроса на живых работников, так как запуск машин экономически выгоднее. Есть еще один плюс – полное отсутствие человеческого фактора. Таким образом, безработица будет только расти, и многие профессии окажутся в аутсайдерах.

В частности, такие выводы подтверждаются исследованиями Dell Technologies, согласно которым более 80% руководителей и управляющих в ближайшие 5 лет планируют поставить в приоритете интеграцию людей и машин с целью повышения экономической рентабельности предприятий. Но проблема не в том, что произойдет интеграция человека и «железа», а в том, что будет потом. Постепенно машины начнут вытеснять биологические организмы из производства, что приведет к потере спроса на определенные профессии, список которых будет только увеличиваться.

Уже в 2030 году возможно вытеснение 20% существующих ныне профессий. Есть и более радикальные исследования – в своей работе «Потенциальная роботизация и экономика незнания в регионах России» старший сотрудник лаборатории исследований корпоративных стратегий и поведения фирм РАНХиГС Степан Земцов пришел к выводам, что при резкой роботизации практически 50% россиян останутся без работы. Нет, общество пока не готово к таким переменам.

В условиях затянувшегося кризиса такой удар может привести к социально-экономическому коллапсу, который и так предсказывал глава Минэкономразвития М. Орешкин (на фоне растущей закредитованности населения и перманентных доходов).

 Василий Пимкин, технический директор GreenMinds:

– Результаты исследования выглядят точными, подробными, исчерпывающими и в итоге достоверными. Они во многом повторяют как наши собственные измерения количественных параметров, так и качественные оценки характера восприятия ИИ обществом.

Выводы, сформулированные Владимиром Месропяном, верно характеризуют ситуацию и схватывают самую суть предмета исследования. Действительно «граждане не до конца понимают суть этих технологий и последствия их внедрения». ИИ пока еще воспринимается всего лишь как удобное приложение в смартфоне, умная «фишка». Это указывает на то, что общеобразованный пользователь воспринимает как ИИ уже реализацию корректно автоматизированного бизнес-процесса, не обязательно фактически содержащую элементы ИИ в технологическом понимании. Эта разница в восприятии между IT-сообществом и населением в целом нормальна и будет сглаживаться со временем.

Отмеченный также низкий уровень оценки рисков потери работы верно соотносится с главным глобальным технологическим трендом ИИ ближайших 5-10 лет, состоящем в стремлении не заменить сотрудников, а сделать их труд более эффективным и удобным.

Россияне действительно готовы к применению ИИ в обычной жизни – взаимодействии с государством, работодателями и т.д. Да, безусловно. Люди любят хорошо работающие умные «фишки», полезные для них. То, что эти «фишки» не только не стремятся, но и в принципе не способны заменить людей, дополнительно вселяет надежду на лучшее и успокаивает. Ещё одно важное ожидание от расширения внедрения ИИ в повседневную жизнь — увеличение прозрачности и открытости взаимодействия граждан, бизнеса и государства. Это также гармонирует с интересами наиболее многочисленной части общества.

Марк Шерман, управляющий партнер коммуникационного агентства B&C Agency:

– Внедрение ИИ помогает людям во многих сферах и сводит к минимуму общение с чиновниками, поэтому отношение к сервисам, которые улучшают жизнь, позитивно. Также большое распространение получили чат-боты, голосовые помощники, которые сопровождают нас буквально на каждом шагу. При этом они в большей степени затронули людей, которые работают в финансовых или ритейловых организациях, то есть это ограниченный круг лиц. Тем не менее финансовые компании говорят о сокращении офисов, переходе на удаленку, то есть определенное сокращение людей из-за внедрения цифровых технологий и искусственного интеллекта будет наблюдаться. Хотя у людей есть возможности для того, чтобы переквалифицроваться в финансовых советников, которые будут пользоваться все большим спросом на фоне падения ставок по депозитам, эту сферу ждет настоящий бум. Кроме того, в стране в целом низкая безработица, поэтому особой озабоченности у людей не видно. В том, что граждане относятся к ИИ хорошо, велика и роль PR – на уровне федеральных СМИ и чиновников искусственный интеллект поощряется. И есть установка на внедрение цифровых форматов, это парадигма времени.

2. Насколько совпадает отношение россиян и бизнеса к ИИ в России?

Виталий Астраханцев, Directum:

– Обычно при внедрении интеллектуальных инструментов на предприятиях первое впечатление рядовых пользователей бывает негативным. Постепенно, по мере освоения новых возможностей систем, с которыми сотрудники привыкли работать, появляется интерес к ИИ. Затем он перерастает в желание расширить текущий состав работ на проекте и дополнительно автоматизировать другие рутинные операции, с которыми ежедневно сталкивается работник.

В целом привыкание пользователей к новым технологиям происходит всегда одинаково. Такое же недоверие у них было раньше, когда начинали переводить работу с бумагой в электронный вид или еще раньше, когда счеты заменили калькуляторы, а компьютеры заменили пишущие машинки. Это эволюционный процесс, и он всегда приводит к развитию человека и появлению новых возможностей.

Александр Немцов, «Первый Бит»:

– Бизнес готов к внедрению ИИ для решения конкретных задач в том случае, если это позволяет высвобождать ресурсы. В первую очередь это задачи, связанные с обработкой первичных отсканированных документов, маршрутизацией звонков и обращений.

Второй блок — роботы, способные распознавать голос. Они умеют реагировать на реплики человека и общаться с ним. Следующее направление — роботизация бизнес-процессов (RPA), которая часто происходит с применением технологий ИИ.

Кроме того, активно применяется ИИ в задачах распознавания изображений — например, в цифровых примерочных, которые уже есть в некоторых онлайн-магазинах и в скором будущем появятся в традиционном ритейле.

Многие из технологий ИИ уже внедрены в большой бизнес и наверняка придут и малый. Основной вопрос, который возникает сегодня у бизнеса в отношении искусственного интеллекта — как именно его применять? Например, в нашей практике был проект внедрения голосового помощника в клинике для подтверждения записи на процедуры. Идея лежала на поверхности, но долгое время не приходила никому в голову. Именно поэтому в распространении ИИ особую роль играют системные интеграторы. Их задача — фильтровать проекты ИИ, проверять их, и бизнесу на его языке рассказывать, как то или иное решение можно применить в реальной жизни.

Андрей Крехов, ICL Services:

– Насколько готов российский бизнес к применению ИИ? Я думаю, что здесь в большей степени государство формирует потребность, поэтому важно сколько оно готово потратить средств на развитие искусственного интеллекта, продвинутых когнитивных технологий и систем.

Сейчас мы видим, что в 2020 году российский уровень расходов на ИИ существенно ниже, чем, например, в Великобритании, Индии, Канаде, Израиле. Не говоря уже про теневого лидера – Японию, где основные направления работ и расходования средств не публикуются.

К сожалению, сам по себе российский бизнес не потянет широкомасштабного развития и внедрение ИИ. Государство должно сформировать широкую потребность, а также направить средства на обучение и просвещение населения.

В свою очередь российский бизнес сейчас сталкивается с ситуацией, когда существует риск не увидеть реальные возможности применить ту или иную технологию искусственного интеллекта. Многие компании понимают риски и в своих стратегиях, поэтому пытаются развиваться сразу в нескольких направлениях в расчете на то, что минимум одно из них будет ключевым в следующие несколько лет.

Это и есть основной тезис -– многие компании вносят применение ИИ в свои ключевые планы по развитию бизнеса на стратегическом уровне на ближайшие 5 лет. Формирование потребности государством и обладание стратегическим спросом на искусственный интеллект на уровне бизнеса – всё это будет являться результатом и показателем внедрения ИИ в ближайшие 5 лет. На основе этих показателей мы сможем говорить: заняли мы достойное место в мировой экономике с искусственным интеллектом или остались государством-донором ИИ-кадров.

Венера Шайдуллина, Финансовый университет при Правительстве РФ:

– Российский бизнес в особенности вкладывается в решения, которые позволяют защитить корпоративные данные, личные данные клиентов, улучшить идентификацию пользователей и продуктивность. Особое внимание уделяется технологиям, которые позволяют улучшить продажи продукции на фоне низких доходов потенциальных покупателей.

Возможно, что в ближайшие 5 лет наши корпорации и компании последуют примеру китайских и японских бизнес-структур, которые много средств вложили в сервисы, доставку, автоматизацию процессов обслуживания. Так, яркий пример – вложения China Construction Bank, весьма популярного в Поднебесной, который создал автоматизированное отделение, где возможности самообслуживания достигают 90% всех операций. Также хотелось бы представить достижение финской компании Yle, которая использует робота для написания заметок о результатах матчей.

Кирилл Алексеев, VeberLab:

– Я считаю, что внедрению ИИ мешают 3 больших барьера: недоработанное законодательство (особенно в сфере персональных данных), недостаточно развитая аналитическая культура внутри организаций и дороговизна решений на базе ИИ для малого и среднего бизнеса.

Однако сейчас они уже внедряются. Особенно выделяются: предиктивная аналитика, прогнозное моделирование, умные склады, нейросети, умная техника (сельскохозяйственные беспилотные комбайны, дроны-операторы для анализа пригодности почвы). Актуальны будут решения для управления на основе данных, роботизации процессов и цифрового производства.

Виктор Рындин, WeMakeFab:

– Как я писал выше, бизнес в России уже начинает внедрять ИИ. В каждой сфере в своем темпе, но это неизбежный процесс. Например, для малого бизнеса (и не только) Google разработал простой инструмент с обучаемой машиной. Её просто настроить и можно создать свои пользовательские сценарии.

Внедрение чат-ботов уже является повседневным процессом. Автоматизированный копирайтинг, алгоритмы в таргетинге уже показывают свою эффективность выше ручной настройки. Что можно сказать точно – сокращение издержек и человеческого фактора будет значительно ощущаться в разных сферах.

Василий Пимкин, GreenMinds:

– Наши компании относятся к ИИ не так хорошо, как на Западе или, тем более, Юго-Восточной Азии. Хотя ничего непреодолимого в этом отставании нет.

Главная проблема связана с тем, что российские бизнес-процессы не только не стандартизованы или хотя бы описаны, но фактически уникальны для двух взаимодействующих предприятий.

Тем не менее бизнес понемногу наращивает IT-компетенции, учится владеть решениями и инфраструктурой, выделять общее в процессах и учитывать специфику каждого контрагента.

Сейчас многие российские компании объединяет стремление создать искусственный интеллект в бытовом понимании — как автоматизированного бизнес-процесса — и положить его в основу для решения, использующего ИИ в полном техническом смысле.

Какие решения активно внедряются сейчас? В бытовом понимании ИИ — автоматизированные бизнес-процессы, в том числе масштабируемые в пределах отрасли. В техническом — рекомендательные системы для товаров и услуг, управления воронкой продаж и персонализации контента, прогнозирования продаж, в том числе с помощью цикла обработки маркетинговых гипотез, предиктивного обслуживания и ремонта. Плюс ко всему этому – старые добрые экспертные системы, недавно ставшие широко доступными.

Какие решения будут особенно актуальными в ближайшие 5 лет? Идет большая работа в области автоматического распознавания потоков с видеокамер наблюдения, в ближайшие 5 лет здесь мы увидим значимые, возможно, прорывные решения. Также они ожидаются в медицинских системах — в решении проблемы совмещения фактической работы с пациентами с автоматизированным созданием отчётов для отдела кадров, страховых компаний, надзорных органов может выйти на новый уровень эффективности и устойчивости. Аналогичное решение для образования на горизонте 5 лет, к сожалению, не предвидится, хотя нужно оно ничуть не меньше.

3. Какие действия помогут перенести положительное общее отношение к ИИ на внедрение в бизнес-процессах?

Виталий Астраханцев, Directum:

– В первую очередь нужно вести просветительскую работу на всех уровнях бизнес-пользователей. Каждый год проводятся десятки конференций, посвященных ИИ. Но пока они, как правило, ориентированы в основном на представителей ИТ.

Чтобы предприятие легко приняло внедрение интеллектуальных технологий и механизмов, бухгалтеры, юристы, делопроизводители и другие сотрудники должны понимать и принимать эффект от ИИ.  Необходимо, чтобы каждый работник, кого коснулось нововведение, мог однозначно для себя сформулировать не абстрактный эффект, а прямую пользу от его применения.  

Чтобы прочитать эту статью до конца,
или зарегистрируйтесь

Комментарии 3

Елена Питомцева 11 февраля 2020

Компании реально уже начинают использовать интеллектуальные инструменты в бизнес-процессах. Этому подтверждение - заявки на конкурс Directum Awards в номинации "Шаг в будущее". 

Вадим Майшев 12 февраля 2020
Я думаю, что стоит ждать проникновение ИИ в первую очередь в городскую среду и образование. В январе Москва внедрила технологию распознавания лиц с городских камер.

Вместо того, чтобы в конечном счете повышать "производительность труда" и "замещать человека" в промышленности/производстве, у нас ИИ в первую очередь "погружают" в конфиденциальную информацию о гражданах/ПДн ("единые" информационные системы/реестры/кадастры, госуслуги, медицину и образование, личные документы/обращения, идентификацию и биометрию). Естественно, про вопросы защиты информации при использовании ИИ (может быть) начнут думать когда-нибудь потом...

Постепенно машины начнут вытеснять биологические организмы из производства, что приведет к потере спроса на определенные профессии, список которых будет только увеличиваться.

"Человека" теперь терминологически надо величать(унижать) "биологическим организмом" :-)?

Понятие искусственного интеллекта очень расплывчатое и достаточно запутанное, порой даже сами специалисты не могут внятно дать определение этому термину.

Вот-вот, чем внедрение ИИ отличается от механизации/автоматизации/информатизации/электронизации/диджитализации/...?

Юлия Гаврилова 26 февраля 2020

Вот что мне интересно, так это заменят ли нас искусственным интеллектом? Мы станем совсем не нужны, так? То есть вместо нас появятся роботы? Хотя это все неизвестно когда и внедрят у нас, в России. В Японии, например, так давно уже век технологий, а мы как-то отстаем от них. Но мне вот интересно, это получается я зря сейчас дистанционные курсы прохожу? Они никому не нужны будут что ли? Или что.....

Чтобы прокомментировать, или зарегистрируйтесь