Журнал о системах электронного документооборота (СЭД)
Межкорпоративный документооборот (внешний ЭДО)

Обмен без обмана. Обзор рынка юридически значимого электронного документооборота (ЮЗЭДО)

  2 комментариев Добавить в закладки

В 2015 году компания J’son & Partners Consulting спрогнозировала бурный рост юридически значимого электронного документооборота. Аналитики предположили, что к 2018 году российский рынок достигнет стадии зрелости, а доля электронных документов, участвующих в межкорпоративном обмене, увеличится с 2 до 22,5%. Но прогноз оказался слишком смелым – показатель вырос не в 10, а лишь в 2 раза… Почему это случилось и что ждать в будущем, обсудим с экспертами.

Эксперты

●    Анатолий МИКЛАШЕВИЧ, исполнительный директор РОСЭУ

●    Надежда ДАВЫДОВА, директор департамента продаж ООО «КОРУС Консалтинг СНГ»

●    Константин КОЗЛОВ, руководитель проекта «Контур.Диадок» компании «СКБ Контур»

●    Иван ПАЛЬЧИКОВ, руководитель Департамента по работе с корпоративными и ключевыми клиентами компании «Такском»

●    Иван АГАПОВ, руководитель бизнес-направления Synerdocs (ООО «ДИРЕКТУМ»)

Молодо и «зелено»

Напомним, рынок обмена электронными документами сформировался в 2011 году. Именно тогда Минфин принял приказ №50н «Об утверждении Порядка выставления и получения счетов-фактур в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи с применением электронной цифровой подписи» и тогда же Федеральная налоговая служба легализовала юридически значимый электронный документооборот между контрагентами (далее – ЮЗЭДО). 

Спустя шесть лет, как отмечает исполнительный директор Ассоциации РОСЭУ Анатолий Миклашевич, цифровизация достигла почти 100%, но лишь по одному направлению – отчетности в госорганы. При этом эксперт добавляет:

«Электронные счета-фактуры (ЭСФ) и сопутствующий список документов по-прежнему остаются «непаханым полем». В 2017 году их объем в России достиг 10 млрд шт. Из них, по оценкам РОСЭУ, лишь около 600 млн документов были переведены в электронный вид. По отношению ко всему количеству счетов-фактур это около 4,4%».

«Низкий показатель говорит о главном – рынок все еще находится на начальной стадии развития. Даже с учетом того, что ежегодно объем переданных ЭСФ увеличивается в 2 раза», – отмечает Анатолий Миклашевич.

С ним согласны и представители организаций-операторов ЭДО. Так, руководитель бизнес-направления Synerdocs (ООО «ДИРЕКТУМ») Иван Агапов поясняет: любой рынок проходит несколько этапов развития – от формирования до угасания. «В случае с ЮЗЭДО первая стадия явно затянулась, – говорит он. – Вместо экспоненциального мы видим прямо пропорциональный рост. И хотя потенциал у рынка есть, существенных изменений по-прежнему не наблюдается».

Одна из причин – работа в сервисе ЭДО абонентами чаще рассматривается не как выгода для компании, а как обязанность перед государством. Директор департамента продаж ООО «КОРУС Консалтинг СНГ» Надежда Давыдова подтверждает этот факт статистикой: «До сих пор львиная доля электронных документов в России приходится на формализованные, форматы которых утверждены ФНС. Это 95% от общего числа».

Игроки и ставки

По разным оценкам, около 70-90% рынка приходится на давно «устоявшихся» участников. К ним эксперты относят «СКБ «Контур», «КОРУС Консалтинг СНГ», «Тензор», «Калуга Астрал», «Такском», Synerdocs (ООО «ДИРЕКТУМ») и др. – не более десятка из 30 операторов, известных РОСЭУ. Анатолий Миклашевич уточняет: «Какие доли в общем объеме межорганизационного документооборота конкретно они занимают, сказать сложно. Объективными расчеты могут быть, если операторы ЭДО станут более открытыми».

Скрывают они свои истинные показатели или нет, но факт остается фактом – закрытость рынка приводит к тому, что эксперты всерьез не ожидают появления новых крупных игроков. Во всяком случае они не считают это возможным в ближайшие пару лет. «Вероятно, появятся операторы ЭДО при крупных холдингах – в энергетической сфере, например. Но такие «карманные» организации займутся решением задач головной компании и вряд ли войдут в число лидеров рынка», – рассуждает Иван Агапов.

При этом число транзакций на рынке ЭДО увеличивается с каждым годом. Вначале этот рост был геометрическим, сейчас год от года показатель увеличивается на 20-30%. Цифры приводит Надежда Давыдова:

«Пару лет назад игроки рынка отчетности активно стали принимать участие в EDI и ЭДО в ритейле, что привело к значительному снижению стоимости за один документ, а также к перераспределению фокусов операторов в сторону дополнительных сервисов».

Казалось бы, конкуренция и непростое развитие ЮЗЭДО могли бы привести к нестабильности в ценах. Однако в течение 2017 года стоимость отправки электронных документов почти не менялась. По словам представителя РОСЭУ, она колебалась от 5 до 8 рублей за документ при малом трафике.

Хотя такое ценовое спокойствие на рынке не обошлось без демпинга. Источники ECM-Journal поясняют: в очередной раз снижение цен в 2017 году сыграло на руку, как минимум, одной компании – «Тензор» (СБИС). Зачастую оператор выходил к потенциальным абонентам с предложением, которое было в несколько раз ниже среднерыночной цены.

В свою очередь руководитель Департамента по работе с корпоративными и ключевыми клиентами компании «Такском» Иван Пальчиков поясняет: «Законы рынка работают в любой сфере, и ЮЗЭДО – не исключение.  Конечно, демпинг бывает. Особенно, если мы говорим о тендерах и конкурсах». Здесь стоит отметить, что цены рано или поздно все равно вырастут. Помимо оплаты трафика, оператор может брать с клиентов деньги за услуги поддержки, хранение документов, разработку интеграционного решения.

Диктат цен лидерами, по мнению эксперта, присутствует на рынке в меньшей степени, потому как уровень качества оказываемых услуг у всех операторов остается примерно равным. Логика проста: никто не сможет заставить клиента платить больше средней стоимости отправки документа по рынку, потому что тогда абонент с чистой совестью уйдет к конкурентам.

«Именно поэтому тариф пока примерно одинаковый, и он, скорее всего, будет планомерно снижаться. Это еще один закон рынка и следствие конкуренции, – уточняет Иван Пальчиков. – Сравните цены на услуги операторов сотовой связи несколько лет назад и сейчас. Разница очевидна. Основное падение цен происходит в тот момент, когда клиентская база перестает расти и приходится бороться за удержание уже существующих абонентов. Думаю, на рынке ЭДО со временем сложится примерно такая же ситуация».

Движущая сила рынка

Эксперты уверены: катализатором роста интереса юридических лиц к сервисам ЭДО по-прежнему остается государство, причем речь идет не только о влиянии регуляторов и контролирующих органов.

«Я также говорю о возможности на равных использовать ЭДО в судебном и досудебном урегулировании, – поясняет свою позицию Надежда Давыдова. – В том числе имею в виду и другие факторы. Ряд компаний, которые в 2011 году стали использовать электронный счет-фактуру, все больше и больше испытывают потребность в развитии ЭДО во внутреннем документообороте и во внешнем, независимо от участия государства. Это желание уже переросло в естественный процесс эволюционного развития, когда переведя один бизнес-процесс в плоскость электронного документооборота, организация понимает важность и выгоды перехода и поэтапно стремится переводить в электронный вид смежные процессы».

Акцентом в развитии рынка ЭДО Иван Агапов видит создание единого пространства для работы с документами.

«Переходить с «бумажных» процессов на «электронные» сложно и в техническом, и в организационном плане. Клиентам непонятно, как согласовывать документы внутри компании, если с контрагентами уже перешли на ЭДО. Открытым остается вопрос, как построить работу одновременно в электронном и бумажном виде? Решение проблемы я вижу в разработке или внедрении внутри средней или крупной компании единой системы обработки ЮЗЭД, едином архиве электронных документов и т.д.»

 

Абоненты интересуются, как организовать работу в бумажном и электронном виде одновременно. Хотят знать, как исполнить требования регуляторов, когда в рамках одного процесса часть документооборота нельзя использовать в электронном виде. «И пока есть вопросы, нужны эксперты, операторы, которые имея накопленную экспертизу, смогут максимально помочь и сделать безболезненным переход на ЭДО», – отмечает Иван Агапов в беседе с ECM-Journal.

Анатолий Миклашевич видит движущую силу рынка в другом – в поведении крупных компаний с большим количеством поставщиков. «Да, повлиять на текущее состояние ЭДО может, с одной стороны, обязательность использования электронных документов или активность операторов, но с другой – упрощение процесса обмена и выверки документов при обмене», – рассуждает исполнительный директор РОСЭУ. При этом он уточняет, что на рынке уже появились такие программные продукты.

Еще один важный плюс – в данный момент государство активно втягивает юридические лица в электронный документооборот. «Программа развития цифровой экономики идет полным ходом. Сейчас, насколько я знаю, обсуждается ввод на законодательном уровне обязательной подачи документов в электронном виде при заключении государственных контрактов», – делится информацией Иван Пальчиков. Подобная практика, к слову, существует во многих странах. Если изменение коснется и России, то такой закон, по словам представителя «Такском», серьезно скажется на росте рынка.

Обратная сторона

Основным сдерживающим фактором в развитии ЮЗЭДО Надежда Давыдова считает необходимость совмещать электронный и бумажный документооборот в компаниях, что конечно же, удорожает и усложняет процесс. Переход на ЭДО в России остается трудоемким, что явно не может стимулировать рост рынка.

Усугубляет ситуацию и то, что экономический и психологический эффект от внедрения ЭДО в малых компаниях при небольшом объеме документов является неочевидным. На это указывает Анатолий Миклашевич. «Сдерживает развитие ЮЗЭДО и фактор неудобства внесения изменений в документы. Это заставляет дублировать процессы на бумаге, – поясняет он. – Для малых компаний, а их – численное большинство, решающим фактором остается не экономический эффект от ЭДО, а удобство пользования этой технологией».

С ним согласен и Иван Пальчиков. Представитель «Такском» уверяет, что есть как минимум два серьезных препятствия для развития рынка:

«Первое – большинство компаний боятся сложностей, связанных с переходом на ЭДО. Специалистов, способных быстро и качественно реализовать большой проект, на рынке крайне мало, приходится учиться с нуля или отдавать эту работу на аутсорсинг оператору. Только очень небольшое количество компаний на данный момент могут перевести документооборот в электронный вид полностью. Остальным приходится жить в условиях одновременного существования и электронного документооборота, и бумажного».

 

Второй сдерживающий фактор, по словам Ивана Пальчикова, – это множество серых схем в среднем бизнесе, скрывать которые с переходом на ЭДО становится гораздо сложнее.

Иван Агапов относит к числу «тормозов» и сложность убеждения контрагентов перейти на обмен в электронном виде. «Пока большая их часть не перейдет на новый формат обмена документами, полноценного эффекта от ЮЗЭДО бизнесу не получить, – добавляет он. – Оператор в сложившейся ситуации способен сыграть решающую роль, так как имеет за плечами опыт подключения контрагентов».

Под знаком УПД

«По итогам 2017 года рост трафика межкорпоративного документооборота не превысил 20%, поскольку переход с электронного счета-фактуры на универсальный передаточный документ (УПД) привел по некоторым участникам к сокращению объема трафика на 30%», – приводит данные Надежда Давыдова.

Важным фактором развития рынка в прошлом году стало то, что законодательство обязало бизнес с 1 июля формировать и передавать счета-фактуры только в новом формате по данному приказу. «По остальным документам такого обязательства не было. Но многие компании логично решили, что раз все равно внедрять новый формат, сразу перейти на УПД – для них это возможность минимум вдвое снизить объем документооборота», – напоминает Константин Козлов, руководитель проекта «Контур.Диадок» компании «СКБ Контур».

Еще один тренд ЮЗЭДО – из плоскости электронного взаимодействия с регуляторами у юридических лиц все чаще возникает потребность переводить в тот же формат коммерческие отношения. «Это договоры, прайс-листы, уведомления и другие документы», – делится наблюдениями Надежда Давыдова. Вторым значимым моментом 2017 года она считает трансформацию технологий от централизации к децентрализации: как в выборе количества операторов ЭДО – в желании сделать шину под разных участников рынка, так и в экспериментах с blockchain. При этом, по ее мнению, текущие тенденции в ближайшее время лишь усилятся. Произойдет слияние отчетности, EDI и ЭДО, проявится тренд на оптимизацию уже выстроенных процессов и ИТ-инфраструктур, что приведет к еще большему перераспределению акцентов с базовых транзакций на аналитику и комплексные сервисы.

В то же время в «Такскоме» делают ставки на государственные проекты, которые «могут как косвенно, так и напрямую повлиять на рынок ЭДО». Среди них, как отмечает Иван Пальчиков, уже внедренный ЕГАИС, эксперименты с маркировкой определенных групп товаров и реформа контрольно-кассовой техники. Информация обо всех подобных сделках уже передается с помощью телекоммуникационных каналов связи. Если тенденция сохранится, то это, безусловно, положительно скажется на росте рынка электронного документооборота.

«В числе тенденций – рост активности в автоотрасли, – добавляет Константин Козлов. – Автопроизводители и поставщики имеют обширные дилерские сети, с которыми ведут объемный документооборот по различным бизнес-процессам: отгрузке автомобилей и запасных частей, взаимодействию по гарантиям, бонусным программам, маркетинговым акциям. Перевод этого потока в электронный вид позволяет им в разы ускорять процессы и снижать трудозатраты по ним».

Перечисляя основные тренды, эксперты однозначно сходятся в одном – крупные и средние компании и дальше будут не менее активно переходить на ЭДО. То есть они продолжат действовать и экстенсивно – подключать к сервисам все больше своих контрагентов, и интенсивно – переводить в электронный вид все больше внутренних бизнес-процессов.

«Надеемся, что этому поспособствует и законодательство. Сейчас государственные органы разрабатывают электронные форматы двух важных документов: акта расхождений и договора. Мы ожидаем, что в следующем году их формализуют, – отмечает Константин Козлов. – Это позволит бизнесу перевести в электронный вид еще больше документов. Также прорабатывается возможность внедрения электронной транспортной накладной».

Вместо вывода

Чего еще ожидать абонентам? Вероятно, многим из них придется платить не только за обмен электронными документами, но и за их хранение. «Во всяком случае операторы начинают задумываться об этом, – рассказывает Иван Агапов. – В каком размере хранение будет оплачиваться абонентами – отдельный вопрос. Но я уверен: у абонента должно оставаться право выбора разворачивать архив локально либо в облаке».

Добавим: опасаться роста затрат на ЮЗЭДО пока не стоит – это случится не ранее чем через 4-5 лет. «Возможно, именно к этому времени ЮЗЭДО по объему сравняется с бумажным документооборотом и рынок придет к стадии зрелости», – резюмирует Иван Агапов.

Источник: Эксклюзивно для ECM-Journal

Ещё материалы автора
Похожие записи
Комментарии (2)
Андрей Колесов 19 февраля 2018 г. 19:16  

Я не увидел в статье обещанного ответа на вопрос "Почему ЭТО случилось?"

Подробнее написал тут:
https://www.facebook.com/groups/ecm.group.rus/permalink/1802695903125972/

Алена Ускова 20 февраля 2018 г. 11:49  

Андрей, отчасти согласна. Прямого ответа на этот вопрос в статье нет. 

Но причины того, почему рост рынка оказался невысоким, всё же экспертами перечисляются. Главная, как понимаете, - отношение потенциальных абонентов к ЭДО. 

Благодарю за комментарий, было интересно узнать ваше мнение.

 

Сейчас обсуждают
Больше комментариев